Немезида

Яр Надя

— Теперь ты гневаешься на себя, да? Мартин кивнул. Прево наложил на него небольшую епитимью — триста «Аве Марий» — и сам прочёл одну, неизвестно зачем, готовясь читать мессу экипажу. * * * Свет из камеры просачивался через глазок, мутный, слабый. Девочка спала на полу головою к двери. Волнистые, блестящие волосы укрывали её грудь и плечи, как райские кружева. Неожиданно для себя самого Мартин Берель отключил наблюдение за тюремными камерами, ног не чуя, пришёл сюда и только у самой двери понял, что он собирается делать. Коридор был пуст, но время-то уходило, и он знал, знал, что это не грех. Да. Отец Прево дал ему это понять. Ему всего лишь хотелось прикоснуться к её волосам. Одним пальцем, ему и этого бы хватило. Не съест же она его, в самом деле. Со светом в камере было что-то не то. Он замигал, выровнялся опять и стал медленно гаснуть. По углам начали сгущаться тени, и ноги Мартина сами сделали шаг назад. Он представил себе, как поворачивается и с облегчением идёт откуда пришёл, опять включает консоль, без опоздания входит в часовню. Слушает проповедь, причащается, теряет этот замечательный шанс на законных основаниях войти в камеру к ведьме. Он протянул руку и ввёл код в замок. Если его застукают, он честно скажет, что вошёл сюда потому, что заметил нелады со светом.

Интересное

Скидки

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.