Мебелированный дом

Грин Александр Степанович

Наконец лысый, высохший человечек, похожий на уездного фельдшера, заявил: — Да, если оно так… Ну, конечно, здесь драма и все такое… А что же, возможно, все это возможно, право… Четыре дамы, сидевшие как на иголках, пока говорил архитектор, воскликнули: — Жестокая! — Право, она не стоила такой любви! — Надругаться так над сердцем!.. — Нет, что касается меня, я не могла бы, нет! — Но вы — художник, — сказал, по-видимому, смягченный генерал, припомнив, по всей вероятности, кое-что из своей молодости. — Как это вы так? А?! — Путем размышления, — скромно заявил архитектор. — Но это все ведь предположительно. Возможно, что откроются и другие данные. Жаль только, что я не скоро узнаю новости об этом деле, завтра я думаю ехать. И разговор перешел на всевозможные любовные драмы. Прислушиваясь, я чувствовал, что прежнее негодование улеглось, сменившись жгучим интересом к личности неизвестного преступника. Может быть, даже воображая, что все происходило так, как сфантазировал архитектор, убийцу и одобряли, не знаю, человек туго сознается в противоречиях себе самому, но во всяком случае я решил, что будь теперь убийца схвачен перед глазами присутствующих, — много-много, если бы его отечески пожурили.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.