Распутник

Маклейн Сара

Пролог. Борн Лондон Зима 1821 года Восьмерка бубен его погубила. Будь это шестерка, он бы сумел выкарабкаться. Выпади семерка, он бы утроил свои владения. Но выпала восьмерка. Юный маркиз Борн смотрел, как карта скользит по роскошному зеленому сукну и приземляется прямо рядом с семеркой треф, что лежит на столе липом кверху и дразнит его. Вот он уже закрывает глаза, а воздух из комнаты словно улетучивается с невыносимым шелестом. Vingt et deux [1] . На единицу больше, чем vingt et un [2] , на которое он поставил. На которое поставил все. В комнате раздался общий вздох, когда он остановил карту, прижав ее кончиком пальца, — будто зеваки наблюдали за разворачивающимся перед ними ужасом, искренне наслаждаясь тем, что едва сумели избежать собственной подобной участи. Затем раздались голоса: — Он поставил все? — Все, что не входит в майорат. — Слишком молод, еще ничего не понимает.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.