Киевская хунта

Челноков Алексей Сергеевич

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

Порошенко имел также и креативного партнера, который задавал направления — Константина Григоришина. Того самого Григоришина, который всех прочих украинских олигархов периодически соблазнял различными рискованными схемами и обязательно втягивал впоследствии в бесконечные корпоративные войны.

Так или иначе «по Коломойскому» быстро составили бизнес-план. Что, когда и как. Ключевой пункт плана: напугать уголовным делом по тяжкой статье, задержать в стране, предложить сделку (две трети бизнесов в обмен на вольную). Кстати, эта формула (две трети в обмен на свободу) станет универсальной.

Из показаний Коломойского в Лондонском суде (2 октября 2006 года), где он подробно рассказал о своих запутанных отношениях с Григоришиным, легко вычленить логику группы Порошенко.

«По мере того как становилось все очевиднее, что на выборах победит г-н Ющенко, истинные намерения г-на Григоришина становились мне все яснее в ходе трех встреч, которые состоялись у нас в декабре 2004 г. в Москве, Днепропетровске и Киеве. На этих встречах я затронул вопрос покупки доли участия братьев Суркис в энергетических компаниях — в ответ на их предложение, адресованное мне.

На первой встрече г-н Григоришин сказал мне, что не желает ничего платить братьям Суркис. Он добавил, что ничем им не обязан теперь, когда у него вот-вот появится политическая поддержка нового правительства… Теперь г-н Григоришин угрожал, что дело будет открыто вновь. Он сказал, что в этом случае меня признают виновным и посадят в тюрьму, а в тюрьме «всякое может случиться». Г-н Григоришин сказал, что сможет устроить это с помощью своего друга г-на Порошенко, который в это время был Секретарем Совета Национальной Безопасности и Обороны…

На этой встрече г-н Григоришин также признался мне, что он передал первоначальный вклад в размере 12 млн долларов США (внесенный компанией «Tillman» в соответствии с Даламанским соглашением) г-ну Порошенко, на поддержку избирательной кампании его партии».

Как уже сказано, Коломойский — любитель рисковой игры. И потому практически не обратил внимания на понты Григоришина. Но почти сразу же в игру включился Порошенко, который через посредников передал ультиматум примерно следующего содержания: «выполнить все требования Григоришина, немедленно передать долевое участие в медиабизнесах и выплатить энную сумму живыми деньгами». В качестве весомого довеска — реальное уголовное преследование.

Из показаний Коломойского:

«Примерно 23 июня 2005 г. следователь из Киева вынес решение открыть против меня уголовное дело, основанное, в частности, на существовавшем уголовном деле от 2003 года. Сущностью дела было абсурдное обвинение в том, что я якобы угрожал адвокату Сергею Карпенко на встрече, проходившей 4 июля 2003 г. Эта встреча действительно имела место, но я никому на ней не угрожал…

Приблизительно 30 июня 2005 года тот же следователь из Киева вынес новое решение о возбуждении уголовного дела против меня на основании того, что я якобы «заказал» убийство упомянутого адвоката в качестве мести за то, что адвокат предпринимал неправомерные корпоративные действия по указаниям своего клиента, которые мешали моим деловым интересам. Это было совершенно безосновательное и бездоказательное обвинение, единственной целью которого было добиться моего ареста…

В июле 2005 г. заместитель Генерального прокурора В. Шокин, который работал в службе безопасности г-на Порошенко в течение полутора лет, до своего перехода на свою нынешнюю работу, потребовал от Печерского районного суда г. Киева выдать ордер на мой арест в связи с расследованием уголовного дела о покушении на убийство. Якобы имевшие место обстоятельства, послужившие поводом для уголовного дела, возникли более двух лет назад, в 2003 г. С 2003 года я был постоянно доступен для следствия. В моем аресте просто не было необходимости. Это требование об аресте явно было приведением в исполнение угрозы Григоришина организовать мой арест и физическое уничтожение в тюрьме».

Стоит только добавить, что все эти показания являются официальными и прошли своеобразную юридическую легализацию. О серьезности тогдашней порошенковой игры, а также о том, что сам Петр Алексеевич Порошенко был абсолютно уверен в успехе своей «спецоперации» по Коломойскому, убедительно рассказывает Михаил Бродский, пытавшийся в те бурные дни выступить в роли миротворца и понизить уровень «революционного беспредела».

Из показаний Бродского в том же Лондонском суде (4 октября 2006 года):

«19 февраля 2005 года я завтракал в ресторане «Аризона» с генерал-лейтенантом Королем и Порошенко. Мы обсуждали общие политические вопросы. В какой-то момент г-н Порошенко упомянул, что планируется захват облэнерго… Через некоторое время у Порошенко зазвонил телефон. Он говорил с кем-то 5–10 минут. К концу разговора я понял, что он говорил с депутатом Владимиром Зайцем.

Я попросил телефон у Порошенко и далее спросил Зайца, легко ли ему находиться в оппозиции. Заяц объяснил, что происходит захват Полтаваоблэнерго, что он и другой депутат г-н Добкин заблокированы в кабинете руководителя Полтаваоблэнерго… После этого я позвонил Генеральному прокурору Святославу Пискуну и попросил о встрече. Она была назначена на 10 часов в Генпрокуратуре. Я рассказал Пискуну о своем разговоре с Коломойским, а также о возможной роли Порошенко в организации возможного фальсифицированного уголовного преследования относительно Коломойского. Пискун мне вначале не поверил и заявил, что при нем прокуратура не будет участвовать в подобного рода заказных делах…

Позднее, приблизительно в ноябре 2005 года, когда Пискун покинул свой пост, он сообщил мне, как Порошенко оказывал на него давление в организации уголовного дела против Коломойского. Он далее упомянул, что по всей вероятности его вмешательство в вопрос с делом Коломойского было одной из причин его увольнения».

Хотя вполне может быть, что и Бродского, и Пискуна, и Турчинова (в то время председателя СБУ) Игорь Коломойский банально использовал для решения своих проблем, возможно обманув их собственным изящным пересказом очень мутной истории, связанной с гибелью адвоката.

Большая игра и большие ставки. Как бы там ни было, Порошенко полагал, что он имеет право самостоятельно устанавливать новые правила игры. Отдавать прямые распоряжения — у кого и сколько забрать. Инициировать конкретные уголовные дела. Считаных дней не хватило тогда Петру Алексеевичу, чтобы стать суперолигархом и перестроить государство в собственную «службу обеспечения».

Некоторые детали из биографии миллиардера Петра Порошенко выяснились из секретных депеш американских дипломатов, обнародованных WikiLeaks. Обнаружилось, что в телеграммах Госдепа за 2006–2010 годы его имя упоминается 100 раз и далеко не всегда в позитивном контексте.

Большая часть негативных характеристик, данных Петру Порошенко американскими дипломатами, приходится на 2006–2009 годы.

В это время он был депутатом от блока «Наша Украина» (возглавлял комитет по финансам и банковской деятельности), а также занимал пост председателя совета Нацбанка Украины. 26 мая 2006 года заместитель главы дипмиссии США в Киеве Шейла Гуолтни сообщала в Госдеп, что имидж Петра Порошенко «дискредитирован правдоподобными обвинениями в коррупции». В лоббировании своих интересов Петра Порошенко, одного из близких соратников Виктора Ющенко во время «оранжевой революции», обвиняла, в частности, тогдашний премьер Юлия Тимошенко. Из-за противостояния с ней и Радой он в сентябре 2005 года лишился поста секретаря Совета национальной безопасности и обороны.

В депеше от 16 февраля 2006 года посол США в Киеве Джон Хербст называет Петра Порошенко «опозорившим себя олигархом». 21 июня 2006 года уже новый глава американской дипмиссии Уильям Тейлор характеризует его как «крайне непопулярного политика, пользующегося широкой поддержкой лидеров партий из-за своей прежней предпринимательской и организационной деятельности». Месяц спустя Уильям Тейлор пишет, что «Наша Украина» могла бы на выборах выдвинуть перспективные молодые кадры, но вместо этого «последовала совету дискредитировавшего себя олигарха Порошенко, ставшего олицетворением всех слабых мест этой партии».

В целом ряде депеш Госдепа говорится о вражде Петра Порошенко с Юлией Тимошенко. В одной из телеграмм приведена характеристика, данная самим Петром Порошенко его «ярой сопернице» (arch-rival): «Ей нельзя доверять, она беспринципная и неискренняя». В другой депеше сказано, что Петр Порошенко «готов пойти на экстремальные шаги в своем противостоянии с Юлией Тимошенко — он не остановится ни перед чем, чтобы отомстить ей за то, что она публично обвиняла его в коррупции».

С 2009 года, когда Петр Порошенко возглавил МИД Украины, американские дипломаты отзываются о нем куда более позитивно. В депеше от 9 октября 2009 года временный поверенный в делах США на Украине Джеймс Петтит дает ему следующую характеристику: «Состоятельный бизнесмен с широкими политическими связями, призывающий к интеграции с ЕС и более прагматичным отношениям с Россией».

26 января 2010 года посол США в Киеве Джон Теффт рапортует, что Петру Порошенко удалось добиться важной «сделки» с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Дело в том, что, назначив в 2009 году Михаила Зурабова новым послом на Украине, Москва долго не направляла его в Киев, ожидая, пока ненавистный ей Виктор Ющенко покинет президентский пост. Из телеграммы господина Теффта следует, что именно Петр Порошенко придумал хитрый ход, при котором Москва могла сохранить лицо, а Михаил Зурабов — приступить к исполнению своих обязанностей до инаугурации Виктора Януковича. По сценарию Петра Порошенко Михаил Зурабов должен был приехать в Киев с верительной грамотой на имя Виктора Ющенко, передать ее копию в украинский МИД и даже показать ее журналистам. С вручением же оригинала документа (уже подкорректированного) по плану Петра Порошенко Михаил Зурабов должен был подождать до смены власти. Так оно в итоге и произошло.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.