Киевская хунта

Челноков Алексей Сергеевич

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

Отжим собственности

А вот еще одна история Петра Алексеевича Порошенко, который хотел стать главным «смотрящим по стране», заменить воровской третейский суд, поставить на колени крупный бизнес и просто хорошо упаковаться чужой собственностью… а в результате добился куда большего. Она основана на показаниях украинского олигарха Игоря Коломойского, данных в 2006 году Лондонскому суду.

О Порошенко сегодня можно говорить либо никак, либо с иронией, писало о нем украинское издание «Обозреватель». Ну кто он такой? Бизнесмен с растущей капитализацией? Несерьезно. Порошенко может добиваться каких-то результатов только неконкурентными методами и при помощи специфических «кидальческих» технологий. А если нет доступа к админресурсу и силовым (налогоментовским) беспредельщикам — нет роста стоимости акций «Порошенко».

В странной биографии Порошенко все-таки имел место пусть и кратковременный, но очень высокий и очень беспредельный полет. А еще Петр Алексеевич Порошенко является несомненным символом нынешнего времени. Символом выживаемости. Символом всеядности. Символом цинизма. «Не по словам судимы будете, но по деяниям вашим». Это точно не о Порошенко. Его судят исключительно по стандартным словам, красиво сказанным в той или иной публичной телепередаче.

Про него всерьез говорят как о хозяйственнике, неплохо разбирающемся в макроэкономических трендах или финансовых индикаторах. В карьерных движениях Порошенко есть определенная логика. Логика выживания, а также триумф корысти и цинизма. Разумеется, временный. Порошенко сумел зацепиться за кусочек власти. Он пока востребован и в очередной раз пытается заложить основы своей… будущей безопасности. И даже более того — он так и не ответил за создание самой настоящей «организованной преступной группировки» в 2005 году. Группировки, состоявшей из силовых топов и влиятельных (тогда) кулуарных политиков и ставившей перед собой весьма амбициозную цель — максимально жестко перераспределить чужую собственность.

Между прочим, ответить на вопрос, как Петр Алексеевич сумел получить должность министра иностранных дел при неработающем парламенте, в разгар людоедской президентской кампании, когда ключевые игроки брызжут взаимной ненавистью, чрезвычайно просто. Неужели кто-то еще не понял этого?

Как будто не было его истерических и разрушительных попыток стать премьером-регентом при слабом президенте. Отобрать крупную собственность у ключевых бизнес-групп, присвоить все это себе задарма, перебрать на себя важнейшие медиаплощадки (Интер и 1+1, ICTV), выдавить отсюда всех олигархов и стать первым фаворитом на деревне. Для торговли со всеми и для сбора дани со всех.

Потом Порошенко изгнали. Он упал и не отжался. Еще позже его фаворитская суть и инструменты внедрения кардинально изменились — он стал приспосабливаться и заискивать перед новыми хозяевами (регионами).

Потом случилась попытка войти в Нацбанк и стать главным по финансам. Главным по банкам. Наконец, Порошенко становится министром иностранных дел — после «целования руки» у Януковича на даче. Это, разумеется, не полноценное кормовое поле для масштабного коррупционного заработка. Это всего лишь небольшая гарантия на завтра. Попытка с кем-то о чем-то договориться. Некоторое надувание статуса: «Я еще могу!»

Это история министра, который хотел стать главным «смотрящим по стране», заменить воровской третейский суд, поставить на колени крупный бизнес и просто хорошо упаковаться чужой собственностью. Ранней весной 2005 года Порошенко составил «условный список» тех, кого он просто обязан раскулачить. Его интересовали сугубо крупные активы.

Он искренне считал, что, во-первых, полностью контролирует репрессивный ресурс (государственные силовые структуры), а во-вторых, все олигархи психологически сломлены событиями на Майдане. И потому будут безропотно платить любую дань, стоит им лишь об этом намекнуть. Или же быстро упакуют вещи и спрячутся где-то в «психологических» офшорах, откуда не выдают. И откуда они уже не смогут влиять на политику и бизнес в Украине.

Порошенко больше всего интересовали активы Рината Ахметова. Но особую радость вызывал у него возможный «наезд» на Игоря Коломойского. Это, как говорил сам себе Порошенко, «и активы, и слава».

Коломойский всегда отличался агрессивным бизнес-нравом. А еще не очень любил прозрачность, часто оставляя собственные компании в каком-то полусумеречном режиме работы. Очевидно, что подобные компании с легкостью можно было прижать, если, конечно, располагаешь существенным административным ресурсом.

Наконец, Коломойский никогда не боялся участвовать в авантюрных переговорах и всегда запросто откликался на любые деловые предложения. Фишка у Коломойского такая — играть максимально рискованно. Но и доходность от такой игры велика. Именно Коломойский, судя по всему, выглядел для Порошенко наиболее вкусным и наиболее перспективным «объектом раздевания».

Во-первых, демонстративное унижение и последующее изгнание из страны Коломойского, человека привыкшего к кризисным играм, резко бы повышало статусность самого Порошенко. Все прочие олигархи, почти-олигархи и еще не совсем-олигархи сразу бы уразумели, что Петр Алексеевич — «птица ну очень большого полета».

Во-вторых, резко возрастает самооценка Порошенко. Покусав Коломойского, Порошенко уже мог считать себя «реально большим человеком». В-третьих, собственность Игоря Валерьевича. Порошенко в те шальные дни всерьез рассчитывал существенно и бесхлопотно прирастить свое состояние. За счет активного использования репрессивных ресурсов государства.

В какой-то момент Порошенко (неожиданно даже для себя) понял главное: в посткучмовской стране можно запросто организовать революционное перераспределение чужой собственности и никто не пикнет. Более того — все разбегутся по укромным виллам на Лазурном берегу и уже оттуда тоскливо будут взирать на масштабное «раскулачивание».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.