Валис. Трилогия

Дик Филип Киндред

Пока Глория говорила, она начала исчезать. Жирный как завороженный наблюдал за этим процессом. Глория логично, рационально, слово за словом выталкивала себя прочь из бытия. Этакая рациональность на службе… ну, подумал он, на службе небытия. Разум Глории превратился в огромный, умелый ластик. Осталась лишь оболочка, так сказать, необитаемое тело. Она уже мертва, понял Жирный Лошадник в тот день на пляже. После того как покурили, они прогуливались по пляжу, рассуждая о водорослях и высоте волн. Над головами кричали чайки, напоминающие тарелочки–фрисби. Тут и там кто–то сидел или лежал на песке, но по большей части пляж пустовал. Плакаты советовали остерегаться подводного берегового течения. Жирный все не мог понять, почему Глория просто не войдет в прибой. Он никак не мог включиться в ее логику. Ей был необходим только нембутал – или она считала, что ей необходим нембутал. – «Мертвый работяга» – мой любимый альбом «Мертвецов», [4] – вдруг сказала Глория. – Хотя, по–моему, не стоило им оправдывать кокаин. Все–таки рок и дети слушают. – Они не оправдывают. Просто песня о ком–то, кто принимает кокаин. К тому же это его убивает. Не впрямую, правда – он попадает под поезд.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.