На свободе

Брусянин Василий Васильевич

Когда он приехал в родную усадьбу, была тёмная беззвёздная ночь. В доме все спали. У калитки дремал ночной сторож. По двору, привязанная на цепь, бегала большая лохматая собака, и железный блок визжал, пробегая по туго натянутой проволоке. На окрик приезжих сторож Пахом не сразу отворил калитку. За долгие годы окарауливания дома, насколько помнит Пахом, никто не смел стучаться в ворота Березинского дома поздно ночью. — Кто там? — спрашивал сторож. — Отвори… отопри!.. — слышался в ответ незнакомый грубый голос. Старик смотрел в щель калитки и молчал. Лохматый пёс бросился к калитке и неистово лаял. — Отворите же, что вы там!.. — услышал Пахом раздражённый голос, и ему показалось в этом голосе что-то знакомое. — А кому отпереть-то? — Это я — Юрий Сергеевич!.. Сторож отпер калитку. Перед ним стоял жандарм в шинели и в белой фуражке, а рядом с жандармом Пахом увидел молодого барина Юрия Сергеевича. — Здравствуйте, барин! Не узнал я вас… Уж простите… Тележку пара замученных лошадей втащила во двор, а Юрий Сергеевич и жандарм вошли на крыльцо дома. Красная полоска света протянулась в раскрытую дверь сеней и переползла через тёмный и грязный двор.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.