Дон Альцехан

Жаботинский Владимир Евгеньевич

У захолустного человека есть простительная слабость: когда он поездит по Европе, то сейчас же приобретает привычку говорить: — У нас в Париже… И потом уже свысока посматривает на земляков, которые не были в Париже и думают, будто их тутошняя жизнь есть настоящая жизнь. Я, как известно, рожден на углу Кузнечной и Трехугольного переулка и, следовательно, не могу не быть захолустным человеком. Посему вышепоименованная маленькая слабость имеется и у меня. Только что вернувшись из Европы, я как-то все не могу отучиться от некоторого снисходительного взгляда сверху вниз на земляков и соотечественников. Они мне все кажутся ужасными провинциалами. Так и хочется сказать им: — Э… а у нас в Париже, например… Взять хотя бы петербуржцев, которые теперь так искренно оживлены по поводу своих думских выборов. Они так мило увлекаются частными совещаниями, гектографированными списками, программными речами. Так это все чисто, возвышенно, симпатично… и первобытно. Очень первобытно. Очень первобытно. Мне, глядя на все это, так и хочется важно крякнуть и сказать: — Э… у нас в Европе давно уже пережили эти юношеские увлечения, этот наивный энтузиазм. Во всем… ээ… много провинциализма!
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.