Пламя - имя моей любви

Полежаева Инна Анатольевна

Полежаева Инна Пламя — имя моей любви Я таращилась в потолок. В открытую форточку допотопного окошка долетали звуки деревенской ночи: сверчок, собаки, шаги, смех… где-то далеко гитара… Наверное, в центре… Я протяжно вздохнула. Черт, как же меня все это достало, а ведь прошло только три недели. То есть еще и месяца я не отработала. А работаю я агрономом… Да-да, эта профессия все еще существует, не думайте, что если Союз Социалистических Республик загнулся на корню, то и чудо-профессии агроном и зоотехник ушли в прошлое. По крайней мере, в нашем городе процветает учебное заведение под говорящим названием "Сельхоз-навоз". Именно его я и закончила. — Леха-а-а-а! — раздался вопль в форточке. Опять местный алкаш Серёга пришел к своему собутыльнику, моему соседу дядь Леше. — ЛЁХА-А-А! — опять раздался душераздирающий вопль. Черт, была б у меня нычка в виде "беленькой", я б с удовольствием поделилась ею с этим гадом, только чтоб он перестал орать, как резаный. — ЛЁХ! — не теряя надежды, гаркнул Серёга. — Да мать твою… — раздался ядреный русский мат этажом повыше. А это уже тетя Галя, которая всему миру доказывает, что глухая, решила разобраться с многострадальным алкашом. Я как-то особо не верю в ее глухоту, но хотя такие вопли помирающего с похмелья, не то что глухого, но и мертвого из могилы поднимут. Однозначно. Как же вы все мне надоели. Я протяжно вздохнула. И как меня угораздило сюда попасть? А очень даже просто. У моей семьи малых народов, как говорим мы с мамой, не было средств для поступления в какой-нибудь престижный ВУЗ. Нужно было набрать баллы на бюджет. Ну, я их и набрала в местный Агро-Инженерный. Только бюджета в нашей Республике Казахстан как такового нет. Мы с мамой назвали это "дашь на дашь". Государство дает мне денег на учебу, точнее, я учусь бесплатно. А потом мне вручают диплом и отправляют работать. То бишь, практика советских времен, распределяют по колхозам поднимать целину. Когда я поступила и условием бюджета была работа в деревне в течение года, мне казалось это далеким и нереальным. А сегодня, когда спустя три недели этой самой работы, я лежала в квартирке, предоставленной местным акиматом (ну, мэрией или сельсоветом), этот долбанный год казался мне самым длинным этапом моей молодой жизни. Вопли за окном прекратились. Я так и не поняла, то ли Серёге подали пузырь, то ли могучая теть Галя его спугнула. Я повернулась на другой бок и стала разглядывать узоры на ковре. Ковер остался в наследство от бабули, которая тут жила. Вообще с доисторических времен это допотопное двухэтажное строение являлось домом престарелых. То есть поселок имени Джангильдина во времена правления дедушки Ленина, был не каким-то там затрапезным селом, а самым крутым совхозом в округе. Поэтому тут была и больница, и клуб, и большая школа, а также дом престарелых. Насколько я знаю, местный аким Самат Кейеркенович, старался сохранить все в целости и сохранности. То есть когда по всей области разбирали здания бывших домов культур по кирпичам, здесь все охранялось и осталось целым. Так что у местных жителей была работа, место для проведения танцев, акимат, то бишь сельсовет, школа, садик и даже дом для престарелых и приезжих дипломированных специалистов, которые будут год отрабатывать свой долг государству. Я еще раз вздохнула и силой мысли попыталась заставить себя уснуть. Завтра рано вставать…
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.