Слезы некроманта

Одиссева Пенелопа

Пролог Пепел кружился грязными хлопьями и не спешил оседать на землю, в горле ощутимо першило. Ужас заключался в том, что меньше десяти минут назад эти хлопья были живыми людьми, со своими мыслями и надеждами. Родовой замок Шаритов сгорел за секунды, теперь на его месте в воздухе парило серое облако. Колт в бессильной ярости упал на колени посреди пепелища. Он слишком поздно узнал и не успел, не остановил удара. Пепел – все, что осталось от его семьи и дома. В беззвучном танце серых хлопьев ему мерещились лица отца и матери, сестренка, старая кормилица. Неразличимым эхом слышались их радостные голоса, лай гончей Глеты, цокот лошадиных копыт по булыжникам двора… Смертельный огонь, пущенный из катапульты, не оставил даже камня, превратив в мертвую пыль замок и его обитателей. Горячая земля под коленями сотрясалась в отзвуках отступающей армии симарцев, и ветер донес до Колта хлопки открывающихся телепортов. - Будьте вы прокляты, - простонал он сквозь стиснутые зубы и оперся о землю руками, опустив голову. Он стоял так долго, пока равнодушное солнце не скатилось к горизонту за зеленые холмы. Симарцы давным-давно ушли, наверное, сейчас праздновали окончание похода. Король Симарии, Диглепт, жестоко покарал магов-изменников короны. Колт догадывался, почему на него обрушился гнев короля: Лючия Лаит, вероломная и злопамятная тварь, могла соврать мужу о некоторых запрещенных опытах в родовом замке Шаритов, а тот, будучи советником Диглепта, нашептал королю. Гнездо подлых тварей! Знал бы он, что отвергнутая Лючия способна на предательство – уничтожил бы её прямо тогда, в коридоре дворца! Бесстыжая хотела одновременно жить с богатым и влиятельным мужем, и в то же время крутить роман с придворным магом.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.