Моя жизнь

Шагал Марк Захарович

Корыто — первое, что увидели мои глаза… Корыто — первое, что увидели мои глаза. Обыкновенное корыто: глубокое, с закругленным краями. Какие продаются на базаре. Я весь в нем умещался. Не помню кто, скорее всего, мама рассказывала, что как раз когда я родился — в маленьком домике [1] у дороги позади тюрьмы на окраине Витебска вспыхнул пожар. Огонь охватил весь город, включая бедный еврейский квартал. Мать и младенца у нее в ногах, вместе с кроватью, перенесли в безопасное место, на другой конец города. Но главное, родился я мертвым. Не хотел жить. Этакий, вообразите, бледный комочек, не желающий жить. Как будто насмотрелся картин Шагала. Его кололи булавками, окунали в ведро с водой. И наконец он слабо мяукнул. В общем, я мертворожденный. Автопортрет в рамке. 1910-е. Бумага, тушь. Пусть только психологи не делают из этого каких-нибудь нелепых выводов. Упаси Бог! Между прочим, дом на Песковатиках — так назывался наш район — цел и сейчас. Я видел его не так давно.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.