Ныряльщица из Акапулько

Окунь Михаил Евсеевич

Она стояла на коленях в изголовье кровати, прогнувшись и опершись обеими руками о стенку. Скомканные простыни, разбросанные подушки – всё говорило о напряженности предыдущих любовных игр. Я нежно входил в нее сзади, одновременно любуясь в свете ночника-ракушки упругими округлыми ягодицами, спиной с крутыми столбиками мышц в крупинках сладкого пота, литыми икрами. Тем временем она все больше распалялась, и стало уже не до любования. Я сжал ее небольшую плотную грудь и утопил лицо в густой черной копне пряных волос… Мог ли я еще сегодня утром, подъезжая к Акапулько, предположить, что первую же ночь проведу столь бурно с местной звездой – единственной девушкой среди ныряльщиков со скалы в ущелье Ле Кебрада? От Мехико до Акапулько – «курорта миллионеров» – около 150 километров, примерно час езды на автомобиле. Город возникает внезапно. Сначала тянутся кварталы бедноты – сколоченные из подручных материалов лачуги «бидонвилей». И вдруг – ослепительная белизна небоскребов, зелень пальм. А за ними яркая синева тихоокеанского залива, разноцветные яхты, желтая полоса пляжа. Впрочем, «курорт миллионеров», строго говоря, уже перестал быть таковым. Толстосумы, конечно, имеются, однако они давно уже растворились в массе людей среднего достатка. Вот и я, человек, отнюдь не запятнавший себя финансовыми успехами, вполне могу провести уикенд на побережье Тихого океана в пансионате средней руки; что после раскаленного Мехико с населением в двадцать миллионов человек куда как замечательно.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.