Про Федота. Недетская сказка

Сидорук Сергей Макарович

Про Федота. Недетская сказка
Автор: Сидорук Сергей Макарович 
Жанр: Поэзия, Поэзия 
Серия:  
Страниц: 
Год: 2014 
1 Не знаю – правда, или нет, Возможно, то был сон, А может явь — На то ответ смыл крепкий самогон. Из города столичного три друга На даче как-то летом отдыхали И чем таким заняться на досуге, Активно на троих соображали. Чтоб время понапрасну не терять, Решили баньку на участке изваять. Решили и за дело Взялись, засучив рукава, Задорно и умело. Тоска зелёная прошла, Работа бойкая пошла… Однажды жарким летним днём, Со лба стирая пот, Махая острым топором, Рубил бревно Федот. С ним вместе Сава и Егор, Потея и кряхтя, Пилили, молотком стучали, По брёвнам стены собирали, Трудились не шутя. Всё делали друзья как надо — Надёжно, по уму И сами были очень рады Уменью своему. В трудах неделя пролетела. Пила последний раз пропела. Уже и печку протопили, И крышу шифером накрыли. Вот, наконец, срубили баньку И венец повесили на балку. Был повод выпить И друзья рванули на рыбалку. Что может лучше быть на свете, Чем ловля рыбы на рассвете? Ну, разве что надежд богатый Флирт с юной девой на закате. Но речь, конечно, не об этом. Прекрасно утро тёплым летом. Ещё не жарко, но тепло Вода, как гладкое стекло, Камыш, кувшинки, стрекоза, Туман растаял на глазах… А вот и первая поклёвка, Азарт рыбацкий и сноровка, И блеск на солнце чешуи, А рядышком – друзья твои. Сгустился вечер у костра, И чувствуешь, что ты устал… Взошла луна, клонило в сон, Сучки в костре трещали, Грел душу дедов самогон И комары кусали. Рыбалка нынче удалась И повезло с погодой. Плотва ловилась и карась, И карп с усатой мордой. Втроём, как водится, друзья Вокруг костра валялись, Ухой с дымком и шашлыком Под пиво наслаждались. За этим делом разговор Неспешно увивался И каждый мог болтать всю ночь И в мыслях растекался. Горел костёр, шумел камыш, Сверчки вовсю старались, В душистом воздухе стрижи За мошками гонялись. Лесной волшебный мир ночной Окутывал теплом и тишиной. Егор подкинул дров в костёр И, лёжа на спине, Глубокомысленно молчал Про пятна на Луне. Савелий устремил свой взгляд В далёкие миры, Что в чёрной глубине горят С неведомой поры. А Федя, молча, наблюдал Как языки огня Танцуют самбу на дровах, Загадочно маня. Друзья душою отдыхали… – А интересно!… Вдруг сказали все трое разом И давай смеяться так, что напугали Всех обитателей лесных… Те уж давно спокойно спали И вкусные смотрели сны. Вся фауна заволновалась, Что тишина вдруг оборвалась, Поднялся дикий шум и гам, Метнулись тени по кустам… Но скоро все угомонились И по своим углам забились, Чтоб до рассвета сладко спать… – Ну и дела! Лишь смог сказать Савелий, справившись со смехом. – Я чуть мозгами не поехал. Мы полчаса втроём молчали, Потом все вместе вдруг сказали О том, что каждому из нас Вдруг стало очень интересно, Причём, вот именно сейчас… От вас не стану я скрывать, Мне очень интересно знать — Есть ли пределы тем мирам, Что ночью ярко светят нам? Понятно каждому — Рыбёшка беспечно плавает в реке, А запечённая картошка Лежит спокойно в котелке. А в чём, ответьте мне, друзья, Находится Вселенная? – А, ведь и вправду интересно — Что там… и где,… и почему?… И мне, готов признаться честно, Знать бы хотелось самому На то ответ… Но только вот ответа нет. Сказал задумчиво Егор И устремил на небо взор… – А мне, вдруг, интересно стало, Что в Космосе миров немало, Но почему-то, мы одни… Неужто нет у нас родни? Там, среди звёзд, на тех планетах, Что греются в лучах их света? – Тот факт, что ты их не встречал Ещё не значит, что их нет. Изрёк Федот ему в ответ. – Представь себе,… допустим где-то, Вдали от Млечного Пути, Летит удачная планета, Что нам не суждено не найти. Там жизнь бурлит умом богата И, может быть, не хуже нас Живут там умные ребята И думают как раз сейчас, Что кроме них во всей Вселенной Нет больше жизни никакой. Тогда ответь мне откровенно. Неужто нету нас с тобой? – Ну, Федя, ты силён мозгами!… Такую мысль задвинул враз, Теперь держи ответ пред нами И удивить попробуй нас. – Боюсь вас разочаровать. Я только лишь хотел понять — Есть чудеса и в наши дни, Или закончились они? Вы знаете, что прадед мой Был прост, но всё же был герой. Служил царю, потом народу, Дал людям счастье и свободу И был накоротке знаком С одним чудесным мужиком. Уверен – это был мужик. Ведь так считал и мой старик. Тот парень был на всё горазд И чудеса творил любые. Причём не просто напоказ, Ему все были, как родные. Он всех людей любил за то, Что были они просто люди. При этом сам он был Никто, И был никто, и есть, и будет. Мне рассказал об этом дед, А деду я бесспорно верю. Но, чтоб не стать причиной бед, Он вдруг пропал…, и ту потерю Мой прадед утопил в вине, Хотя они и обсуждали Заранее такой исход… На прадеда насел народ, Все, ведь, работать перестали, Халявный ели бутерброд Да всё о равенстве мечтали. Вот прадед и ушёл в гудок, Гудел отчаянно и крепко Пока евойная жена Не вырвала его, как репку, У змия из зелёной пасти… На том закончились напасти И жизнь у них пошла на лад. Чему я бесконечно рад — Поскольку вскоре дед родился И род наш благостно продлился. – Ты так красиво говорил!… Я чуть слезу не проронил. Сейчас бы надо просморкаться, Достав засаленный платок… – Да ладно, хватит вам стебаться, А то бока намну чуток! Ваш стёб ни капли не уместный, Рассказ мой был предельно честный. Я ни на йоту не соврал, Сарказма я не ожидал… – О чём ты говоришь, Федот?! Мы слушали, разинув рот, Твой исторический рассказ! А ты обиделся на нас. Скажи за что? Ведь мы не знаем. И ничего не понимаем! – Ну, ничего себе друзья! Пустить слезу!… В платок сморкаться, Размазав сопли по щекам! Зачем над другом изгаляться? Что я сказал смешного вам? – Савелий, ты умней меня. Сказал Егор. – Что за фигня? С чего наезды вдруг такие? С тобой мы вроде не бухие И чётко помним, что ни слова Не проронил никто из нас Как Федя начал свой рассказ! – Вы это честно, или врёте? – Мы что, похожи на козлов? – Скажу – вы просто не поймёте! Наверное, я не здоров… – Ты, Федя, зря не гоношись, Здоров ты, как лесная рысь! Твои друзья тут ни при чём, Беседует с тобой фантом! – Вы слышали сейчас, друзья, Речь странную, что слышал я? Я видел – оба вы молчали И оба ртов не открывали. Но всё же кто-то ведь сказал То, что я только что слыхал?! – Нет, Федя, в полной тишине Сидим мы молча и вникаем В суть дела и не понимаем Кто говорит с тобой во тьме. Тот голос, что в ушах звучал, Себя хоть как-нибудь назвал? – По имени не представлялся, Фантомом, правда, он назвался. – Чтоб суть проблемы уловить — Попробуй с ним заговорить. – А, что! Недурственный совет. Общаться будем, или нет? – Конечно, да! Но мне, не скрою, Общаться трудно с пустотою. Кругом, куда ни погляжу, Я никого не нахожу! Ты покажись, не будь свиньёй, Махнём по стопочке с тобой, Закусим, сидя у костра, И проболтаем до утра. – Спасибо, Федя, только я — Не злобный хряк и не свинья. Но на тебя я не в обиде, Я сам себя ещё не видел. И рад бы я к костру подсесть, И рад бы выпить и поесть, Но, только Бог не дал мне тела, Душа без тела прилетела В чудесный мир земных красот. И я как раз тот самый Тот, Который с Федей дружен был И дружбу эту не забыл. Федот был не чета другим — Надёжен, смел, не возмутим. Жена ему была под стать, Не зря её хотел отнять Неблагодарный царь-подлец. Но царский золотой венец Красавица отвергла сходу. С Федотом и огонь и воду И трубы медные прошла. Маруся умницей была! Большую жизнь они прожили. Друг друга до конца любили. Отец твой деда уважал И в честь него тебя назвал. А знаешь, что ещё занятно? Мне откровенно непонятно, Живу я много сотен лет И изучил весь белый свет, Но вот общенье с человеком Мне недоступно век за веком… С людьми общаться я пытался, Но, лишь однажды мне попался Тот самый шанс, когда Федот, Нашёл меня средь бурных вод. На острове пустом и диком Я тосковал уже сто лет. И от тоски моей великой Не милым был мне белый свет. Хотел я кончиться – дурак, Но только не нашёлся как. И тут – Федот, простой и честный… Жизнь сразу стала интересной. Чем мог – я людям помогал, А он меня не напрягал. Благ для себя он не просил, Он крепким человеком был. – Но почему же ты слинял? – В то время я ещё не знал, Что мой удел не помогать, Могу я только наблюдать. Ведь у меня ума палата И закрома добром богаты, Я всё могу и всё умею, Но вот советовать не смею. Всех знаний мира глубина Доступна мне и мне дана, В награду или в наказанье — Вся суть природы мирозданья. А человек – венец природы Имеет максимум свободы, Чтоб мир свой собственный создать, Всё изучить и всё понять… Как я тебе уже сказал — Тогда я этого не знал. Желая Феде подсобить, Я стал уму его учить. Но только лишнее сказал, Меня он слышать перестал… Крутое испытав фиаско, Я удалился на Аляску. Вдали от суеты людской Беседовал я сам с собой. Мой собеседник мне помог Понять, что посулил мне Бог. Жизнь, что Господь мне подарил, С тех пор я крепко полюбил. Она вдруг стала интересной, Разнообразной и не пресной. Меня природа восхищает, А человечество пугает. За сотню лет, что пролетели, Вы, люди, многое успели. Но ваша алчность и пороки Добавили Земле мороки. Приятно, всё же, сознавать — Вы стали что-то понимать. Земля прекрасна и сильна, Но очень хрупкая она… А, впрочем, Федя, извини, Я заболтался, но пойми — Сто лет меня никто не слушал И, вдруг, твои попались уши! – Всё это очень необычно, Вот только как-то не прилично — Твой монолог услышал я, Но не услышали друзья. – Не беспокойся за ребят, Они сейчас спокойно спят. Я дал возможность им понять То, что они хотели знать. – Ответь, чтоб я не донимал. Ты что, отправил их в Астрал? – Быть может, да, а может, нет — Вот всё, что я скажу в ответ. Ты не пугайся без причины, Нет в этом никакой кручины. Как только будет в них нужда — Вмиг явятся они сюда. – А как же тайна мудрых знаний? – Такой вояж – предел мечтаний Учёных, мировых светил. Я б их туда не допустил. А парни пусть посмотрят Свет, Плохого ничего в том нет… Федот, а что бы ты желал? Быть может и тебя – в Астрал? – Нет, нет – я человек простой, Хотя, пожалуй-ка, постой! Я послужить царю хочу, Как прадед мой, я не шучу. – Ну ты даёшь, едрена вошь! Тебя так сразу не поймёшь! Ты ведь служил уже стрельцом, Ну то есть был уже бойцом! Служил стране в родном спецназе, Грозой врагов был на Кавказе. И вот теперь – опять на службу? Что ж подсоблю тебе по дружбе. Чего бы ты ещё желал? Большой дворец? Вина подвал? А, может, хочешь кобылицу? Или прекрасную девицу? – Твою я щедрость оценил, Но я ведь о другом просил! – Ну, ладно, Федя, не сердись, Пацан ты правильный, кажись! Допустим, служишь ты уже… Поскольку я твой протеже, Скажи мне просто, без понтов, — Зачем ты в петлю лезть готов? Ведь царь, хоть и худой, что бес, Бьёт, как боксёр тяжеловес. И если съездит он по роже, Реанимация спасти не сможет! – Я тоже кое-что могу И дам всегда отпор врагу. Но не врагом хочу я быть, Отечеству хочу служить. Хочу помочь ему пойти Вперёд по верному пути. – Наивен ты, как три рубля, Есть люди поумней тебя! – Не думаю, что у царя Был кто-то грамотней меня. В военном деле я знаток, Все битвы знаю назубок И Карла Маркса «Капитал» Не из-под палки изучал. Конечно, я не идеальный, Но, думаю, что оптимальный Для этой роли вариант. Я не сухарь и не догматик, Я практик, а ещё – прагматик. Ты прав, я не учёный муж, Но потянуть смогу я гуж. Хочу царю я подсобить Нападки недругов отбить. Ещё хочу я подсказать, Как государством управлять. Как правильно вести хозяйство И как бороться с разгильдяйством. Как сделать Русь страной великой, Сильнейшей в мире, а не дикой! С умом и опытом моим Я для царя незаменим! – На твой художественный свист Скажу – ты просто утопист! Но, раз решил царю служить — Я помогу, уж так и быть. Ни дать, ни взять, ты парень ладный, Хотя немного безлошадный. Пешком к царю ты не дойдёшь, На полдороге пропадёшь. Я подарю тебе коня! Не отговаривай меня! Конь редкой и не здешней масти, Любому был бы он за счастье. Ни в чём не знает он нужды, Не просит пищи и воды! В бегу любого одолеет И разговаривать умеет. – Ну нет! Такого не бывает! Мне мой рассудок изменяет! Я медленно с ума схожу — Вот, что я сам себе скажу… – Ты, Федя, ведь не врач пока, Себе диагноз дурака Поставить завсегда успеешь. Скажи, ты отличить сумеешь От камня золотой брусок? А ну-ка раскопай песок, Под левой пяткой у себя! Скажи, я обманул тебя? Всё чин по чину – три девятки. Шесть килограмм лежат под пяткой! Откуда слиток на лугу? Я и не то ещё могу! Что ты бормочешь там невнятно? Скажи, наверное, приятно В руках держать такое чудо? Им обладать было б не худо. Ну, ладно, хватит любоваться, Пора за дело приниматься! – Могу я взять его себе? – А для чего оно тебе? Ты, Федя, слюни подбери И взором алчным не смотри! А этот праздник для души Забрось подальше в камыши!.. Ты молодец! Вернул легко… Да и бросаешь далеко. – Легко?! Да кто тебе сказал?!! Я клок от сердца оторвал! Дай успокоиться немного, Чтоб быть готовым в путь-дорогу! Да, кстати, как её найти? И как не сбиться мне с пути? – С конём дорогу ты найдёшь И никогда не пропадёшь. – Мне б меч ещё, да лук и стрелы, Я ж безоружный, хоть и смелый. И где я там царя найду? А во дворец как попаду? – Догадками себя не мучай. Большую роль сыграет случай. Я буду тоже недалёко И появлюсь в мгновенье ока Как только будет в том нужда… Теперь пора! Иди туда!.. Вмиг очутился наш Федот У металлических ворот. За ними сквер, дом с колоннадой И люди в белом за оградой… Но не на них смотрел Федот, Его прошиб холодный пот. Не ясно, по какой причине Сидит он в новенькой машине. Не на коне, как ожидалось. В машине, что вдруг оказалась На магистрали городской. За руль держась одной рукой, Другой пытался зацепить Рычаг, чтоб первую врубить. От ужаса впадая в ступор, Смотрел он на дорогу тупо. Её другая сторона Была машинами полна. А он во всей своей красе, Стоял на встречной полосе И понимал – не зря она Сейчас пустынна, как Луна. Его догадка подтверждалась Зарёй, что быстро приближалась, Мерцая яркими огнями, Сплошь красно-синими цветами. Пульсирующий звук сирены Лёд загонял Федоту в вены. И, во всю глотку матерясь, Наш Федя видел, как неслась Армада белых спецмашин. За ними чёрный лимузин. Но не один, а два не в ряд! И джипы рядышком летят! И фронт, и тыл, и каждый борт Надёжно прикрывал эскорт! «Вот тут мне, видно, и конец!» — Решил наш Федя удалец. Упёрся в руль двумя руками И в пол обеими ногами. Он ждал атаку лобовую… Свою машину, как живую, Он пожалел вдруг, ведь она Удар судьбы принять должна! Убрать её из-под удара Не мог он никаким макаром. А то, что через миг он сам Отправится на небеса, Его уже не волновало, А вот машину жалко стало. Ещё секунда и – финал! Уже он видит злой оскал Водителя машины первой. Вот у кого стальные нервы! Но нет толчка и нет удара! Перед стеклом мелькнули фары, Колёса и карданный вал. Тяжелый «мерин» проплывал У Фёдора над головой, А он, бедняга, сам не свой Дивился чудному полёту, Как будто очень добрый кто-то Машину вместе с седоком Накрыл стеклянным колпаком. Ещё две мощные машины, Сжигая по асфальту шины, Пытаясь Федю затолкать, Смогли, как птицы, полетать. А оба чёрных лимузина Со свистом пролетели мимо. И наступила тишина, Натянутая, как струна. Ни жив, ни мёртв сидел Федот, Открыв от удивленья рот. Без шума и без суеты К нему подъехали менты. Кольцом вокруг машины стали И на прицел машину взяли. Гаишники, как волчья стая, Сиренами людей пугая, Вдруг показали, что умеют Не только бабки собирать, Но и движеньем управлять. Пустили жезлы дружно в ход И разогнали весь народ, Что из машин во все глаза Глядел, нажав на тормоза. Проспект широкий стал пустыней… Машина с полосою синей Тихонько подрулила сбоку, Легонько, как бы ненароком, Упёрлась бампером в крыло. Федоту явно не везло! – Никто! Ты рядом или нет? И тишина ему в ответ. – Да, влип я в этот раз серьёзно! Может рвануть, пока не поздно? Дать по газам и всё, привет! А вдруг стрелять начнут в ответ? Ещё неплохо бы понять Как этой тачкой управлять. В том, что я всё ещё живой Моей заслуги – никакой! Я как за пазухой у Бога В такой машине на дороге! Просторный бежевый салон, Цвет кузова – хамелеон. Сиденья – сказка для спины! Приборы хорошо видны. Всё очень просто, но достойно, Внутри комфортно и спокойно. Снаружи посмотреть бы рад, Но там омоновцев отряд. Зелёный маленький кружок Взор Фёдора к себе привлёк. В углу торпеды сиротливо Смотрелся скромно и красиво Чистейший круглый изумруд. – Зачем его воткнули тут? Невольно Федя потянулся И к камню пальцем прикоснулся. Внезапно над панелью появился, Как будто в воздухе родился, Голографический экран. – Ух ты, вот это ураган! На том экране надпись проявилась: «Проверка Ваша завершилась. По всем параметрам Вы – Федя. Как только скажете – поедем». И голос вдруг из тишины. – Все Ваши данные верны. Система Вас распознаёт. Добро пожаловать на борт. Корабль в режиме оптимальном, Функционирует нормально. – А можно проще выражаться? Чтоб лишний раз не напрягаться. – Базара нет, чувак, в натуре, Корабль готов и всё в ажуре. – Отлично говоришь, братан! Так, значит, я здесь капитан? – Нет, капитан на судне я, А ты – хозяин корабля. – Тогда ответь – кто ты такой? – Кто я? Компьютер бортовой. – Я думал, что ты тот Никто. – Спасибо, хоть не конь в пальто! – Твой тонкий юмор мне понраву И капитан ты здесь по праву. Но, вот, что я хочу спросить, А мне удастся порулить? – Рули сколько душе угодно! Но ведь дорога не свободна! Могу заслон я растолкать… – Нет, нам не стоит рисковать. – Снаружи мы с тобой прикрыты. У нас пассивная защита Стоит в режиме «автомат» И, кстати, посмотри назад, Оттуда надвигается беда, Эскорт к нам возвращается сюда. Гляди-ка и полковник с калашом Зигзагом в нашу сторону пошел! – С полковником я пообщаюсь по душам, Но слаб кулак мой против калаша! – В твоей двери есть мощный пистолет, Он, как картон, пробьёт бронежилет. – Я воевать не буду, нет нужды, Но, постараюсь избежать беды. – Ты прав! Иди спокойно на задание, Я остаюсь в режиме ожидания. Дверь отворив, Федот наружу вышел И выкрик резкий сразу же услышал. – Стой где стоишь! Не двигайся, урод! Тебя на мушке держит целый взвод! – Стою! Не двигаюсь! Вот, руки показал! Не виноват ни в чём! Я всё сказал! – В машине кто-нибудь ещё остался? – Нет никого, один я тут катался! – Оружие или взрывчатка есть? – Нет ничего, за что я мог бы сесть! В одно мгновенье бравые ребята Свалили с ног и дали автоматом Промеж лопаток, так на всякий случай, Чтобы сомненьями клиент себя не мучил. – В машине чисто! – Кто бы сомневался… – Ну, что, урод, вот тут ты и попался! – А в чём, скажите мне, моя вина? – Молчи в асфальт! Теперь тебе хана! Слова полковника вдруг в шуме утонули. Солдат стволами от машины отвернули. С эскортом подкатили лимузины, Оттуда вышли грозные мужчины. Потом – худой поджарый мужичок, Не Геркулес и, впрочем, не сморчок. К машине не спеша он подошёл, Вокруг неё два раза обошёл, За руль уселся, сзади посидел, Потрогал бампер и колёса осмотрел. Ещё раз обошёл, поцокал языком. Все молча наблюдали за этим мужиком. – Скажи, полковник, если не секрет, Кто этот удивительный субьект? – Лежи спокойненько и не базарь. Перед тобой, дурила, русский царь! – Неужто царь? Я что-то не пойму. – На кичу попадёшь – узнаешь, что к чему! До Феди наконец-таки дошло Всё то, что с ним сейчас произошло. – Ну и дурак же я, хотел попасть во власть, Теперь придётся нахлебаться всласть. А царь, тем временем, довольный как дитя, К ОМОНу подошёл и, вдруг, спросил шутя. – Эй, послушайте, ребята! Чьи такие жигулята? – Эта тачка, царь, моя И хозяин тоже я! – Поднимите молодца И сотрите грязь с лица. Ты чего тут развалился? И откуда появился? Может на пути царя Оказался ты не зря? Кто тебя сюда послал? Ведь, не с неба ж ты упал. Отвечай мне, но не ври, Грех на душу не бери. – Врать я с детства не приучен, А рассказ мой будет скучен. Давеча, перед грозой, Я рыбачил за рекой. Сел в машину отдохнуть. Налетел вдруг ветер – жуть. Завертело, закружило И вот здеся приземлило! Не успел прийти в себя, Как нарвался на тебя. Только стал соображать — Тут твоя примчалась рать. Вышел из автомобиля — На асфальт меня сложили. Вот и весь тебе доклад… – Занимательный расклад… Я б ни капли не поверил, Если б сразу не проверил. По докладам небольшой Смерч случился над Москвой. Аккурат на этом месте, Где столкнулись мы с тобой. Тачка у тебя крутая. Я другой такой не знаю. Стиль, характер, красота. Не машина, а мечта! Где такую ты купил? – Друг прадеда мне подарил! – Что ни новость, то загадка! Но чтоб было всё в порядке Я машину изымаю! Есть вопросы? – Ну, не знаю… – Стало быть, вопросов нет. Очень правильный ответ. И поэтому, друг мой, Ты свободен, Бог с тобой! – Другом он его назвал. Кто-то за спиной сказал. – Врезать надо было сразу, Чтоб не дёргался, зараза! А теперь нельзя никак — Стукнешь – будешь сам дурак! – Так, полковник, ты в ответе Предо мной за всё на свете. Помни, царь твой благороден. Этот человек свободен. А машину молодца Я у своего крыльца, Как вернуся из Ямайки, Жажду видеть на лужайке. Царь к Федоту повернулся, Белозубо улыбнулся. – Кстати, я забыл узнать, Как тебя, парниша, звать? – Фёдор. С грустью и тоской Отвечает наш герой. – Ты, Федот, не падай духом. Нынче у тебя непруха. Но со стороны другой Ты свободен и живой. Я ещё не разобрался Как ты всё же жив остался. Почему тебя не смяли И при этом улетали так, Что вся подвеска – в хлам. А на чудненькой машине — Ни царапины единой! Вобщем, Федя, извиняй И за счастье почитай То, что этот агрегат Нынче принят в мой отряд! Всё! Пока! Адью! Гуд бай! Будь здоров и не хворай! Царь с эскортом укатил, Федя слёзы проглотил И, хотел, было, уйти. Ба! Полковник на пути. – Фёдор, я тебе не враг, Но судьба сложилась так. Я на службе у царя И свой хлеб жую не зря. Ключ мне от машины дай И домой себе ступай. – Я, полковник, службу знаю И тебя не осуждаю! А машину без ключа Заведёшь ты с толкача! – На ворованной катался?! – Ладно, я шутить пытался! – Не шути так больше, Федя, Я, ведь запросто медведя Уложу одним ударом, Не пытай судьбину даром. – Да, серьёзный ты мужик! Ну, тогда уж напрямик Сообщаю по секрету: Нет ключа к машине этой. Там есть кнопка пусковая, Изумрудная такая. Чтобы запустить движок Ты коснись её, дружок. Весь дальнейший твой расклад Продиктует автомат. – Просто всё, хотя и сложно. Впрочем, разобраться можно. Вот теперь езжай домой. Хотя нет ещё, постой! Мой водитель без труда Отвезёт тебя туда. – Ты, полковник, хитрый дюже. Мне твой «форд» совсем не нужен. Я спокойно, нехитро Доберуся на метро. – Зря ты, Федя, кипишишь. Я ведь ото всей души! – Да, уж, вся твоя забота — Исключительно работа! Дай мне денег на дорогу И простимся, слава Богу. Деньги Федя получил И убраться поспешил.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.