Сила, слабость и неразумие

Шеллер-Михайлов Александр Константинович

— Да какъ ты смешь разсуждать? Оставайся, я теб приказываю, вотъ и весь сказъ! — Вы сами не знаете, что говорите. Я не за позволеніемъ сюда пришелъ. Позволеніе я только у своего разсудка прошу. Я просто хотлъ сказать, что я ду, проститься хотлъ. — Нечего и прощаться, потому что ты не подешь. Ступай, разднься и приходи чай пить. Только время у меня отнялъ своею дурью, вонъ и самоваръ заглохъ. Сынъ покойно пожалъ плечами и вышелъ своей ровной и твердой поступью, изъ комнаты. Черезъ четверть часа къ дому подъхалъ ямщикъ. Барыня подошла къ окну, глядитъ: сынъ уложилъ чемоданъ въ телгу, поправилъ и приловчилъ подушку для сиднья, слъ и попробовалъ, плотно ли фуражка надта, ямщикъ подобралъ вожжи, тряхнулъ головой и свистнулъ… — Стой! — не своимъ голосомъ крикнула барыня, такъ что окна задрожали, и въ то же время, какъ застучали лошадиныя подковы и телжныя колеса, въ комнат раздался тяжелый звукъ отъ упавшаго человческаго тла. Меньшой сынъ обернулся, глядитъ: его мать лежитъ на полу… Говорятъ, что Татьяна Даниловна никогда до этого доя не падала въ обморокъ… — Ты только одинъ у меня, ненаглядный, остался, — говорила барыня меньшому сыну, когда ее привели нь чувство. — Вотъ ты такой веселый, а въ томъ словно дьяволъ поселился, наложилъ на него печать свою страшную. Смотрла я на него: онъ мое сердце разрывалъ на-двое, а у самого ни одна жилка не дрогнула! И отчего это у одной матери дти разныя вышли? Объ обоихъ я поровну заботилась, за обоихъ поровну молилась?
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.