Тревога

Туркин Александр Гаврилович

— Въ которое мсто? — Грудь… Вздыхи, должно быть, отшибло… Дышать трудно… — Ну, какъ же теперь? Въ заводъ надо, къ доктору… Подешь? — Куда теперь!.. Темень… Натрясетъ… Подожду до утра… — Смотри, какъ знаешь… А если хуже будетъ? — Ничего… Какъ-нибудь… Прохоръ дышалъ хрипло и рдко. Лицо казалось чернымъ и тусклымъ. — Можетъ, чего надо, Прохоръ? — Вотъ только деньги… Завтра перешлите жен… Пожалуйста… Вытащите сами… Больной показалъ на штаны… Аркадій Иванычъ ползъ въ карманъ и вытащилъ платокъ, въ которомъ оказалось десять рублей. — Напишите ей… сами… Будьте добренькій… — хриплъ Прохоръ. — Хорошо, Прохоръ… Сдлаемъ… А завтра надо будетъ все-таки въ больницу. Слышишь? — Слышу… — И какъ это тебя угораздило? — Пожадничалъ… Хотлось кубъ доработать… Побольше, молъ, заработка… Не поберегся… Прохоръ закрылъ глаза и замолчалъ. На нарахъ храпли. Люди спали, какъ мертвые. Лампа гасла и воняла. Втеръ потрясалъ казарму. Все казалось срымъ, безжизненнымъ и убитымъ. — Ну, прощай, Прохоръ… — Прощайте… — Утромъ навщу… — Покорнйше благодаримъ. Аркадій Иванычъ поставилъ лампу на окно; вышелъ изъ казармы и опять провалился въ темень. Онъ шелъ и думалъ, что завтра обязательно увезетъ Прохора въ заводъ, а самъ непремнно откажется отъ службы… Чортъ съ ними, въ самомъ дл! Въ глухомъ лсу, гд бродятъ одни медвди, брошены люди, и нтъ никому до нихъ дла. И кажется, что весь воздухъ, вся эта кромшная темь пронизаны однимъ жаднымъ и дикимъ крикомъ:
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.