Паутина любви (Татьяна Кузьминская — Лев Толстой)

Арсеньева Елена

Странное это было для нее время… Казалось, жизнь кончена. Она была молода, красива, талантлива, богата и всеми обожаема. Она только что — со всеобщего одобрения — отказала человеку, которого любила больше жизни и который страстно любил ее. Отказала потому, что у него была другая женщина, и дети у них были, и он метался между прежней привязанностью и новой любовью, и не знал, что делать, и эта его нерешительность оскорбляла ее до глубины души. Тоска, безвыходная, безнадежная тоска владела ею. Чем ей было тяжелее, тем меньше она старалась выказывать это, чтобы с нею не говорили о больном, а главное, чтобы не жалели ее. «Умереть, умереть… — единственный выход», — говорила она себе. Но как? Где? Какое найти средство? Однажды, случайно проходя мимо девичьей, она увидела, как старшая горничная Прасковья всыпала в стакан порошок. — Что это ты делаешь? Ты больна? Это лекарство? — Нет, что вы, Татьяна Андреевна! — ответила Прасковья. — Это яд, он выводит всякие пятна. Я вот салфетку замывать должна. — А он очень ядовит? — Все руки объест, беда какой! — отвечала Прасковья. — Надо его спрятать. Это квасцы.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.