Ф. М.

Акунин Борис (Чхартишвили Григорий Шалвович)

Отошли за кустик. Киса папку пощупал. Понравилась. Сговорились за две дозы плюс машинку впридачу – свою-то Рулет грохнул. Глядя, как Рулета всего колотит, Киса посочувствовал: – Что, веревки горят? Ничё, сейчас задвинешь стеклышко – отпустит. Сам-то попадешь или помочь? – Фигня, – ответил Рулет, которому от одного прикосновения к ампуляку уже полегчало. – Ох, не хочет кровь струиться, не пора ли нам взбодриться! Хотел уйти, но Киса окликнул, показал на брошенные листки. – Ты не мусори. Здесь, между прочим, люди ширяются. Отнеси до урны, выкини. Рулет взял бумажки под мышку, дошел до оградки. Место хорошее: тут кусты, там машины несутся. И листкам применение нашлось. Подложил их на каменный парапет, чтоб задницу не студить. Одна страничка, верхняя, упала – так он подобрал, культурно. Снизу подсунул. Сел с кайфом. Зарядил агрегат. С дыркой пришлось малость повозиться, но в конце концов попал. Пустил в стекляшку крови на контроль, как положено. Потом вмазал. Ровно две трети, остальное на догон оставил. Ему стало хорошо, уже когда шило домой попало, то есть в вену вошло. А как вдарил приход и по всей системе, по каждой клеточке шандарахнуло волшебным током, наступило счастье. Весна на душе. Кстати, кино то старое, из детства, «Весна» называлось, он вспомнил. И запел: «И даже пень в апрельский день березкой снова стать мечтает».

Интересное

Скидки

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.