Кавказ в воде

Ефремов Андрей Николаевич (Брэм)

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

Ефремов (Брэм) Андрей

Кавказ в воде

Роман в рассказах

С интересом прочел «Кавказ в воде». Автор нашёл свою точку зрения, свой подход к материалу — именно таких книг, в которых рассказывается об особенностях вайнахского менталитета, до сих пор практически совсем нет. В свое время я по этой причине не раз в Чечено-Ингушетии попадал впросак. Да и нынешние кавказские войны во многом порождены непониманием особенностей мышления и быта горцев…

Александр Ольшанский — советский и российский прозаик, публицист, член Союза писателей России.

От автора

Один человек сказал: «Если плюнуть в бочку с водой, то вода испортится, и из нее уже не будут пить».

Первая книга «Служба нарядов» писалась по памяти.

Дело в том, что записи, которые я вёл в предпоследней служебно-боевой командировке, по прибытии домой затерялись при каких-то мутных обстоятельствах. Дневник писался в огромном размерами служебном журнале, который так и назывался «Служба нарядов», и когда бойцы его читали, некоторые всерьёз всё воспринимали, некоторые смеялись, дополняли, и выражали мнение, что вполне возможно на этой основе и книгу издать. А подтолкнул меня на написание этих заметок наш боец — старший сержант милиции Денис Мастер — парень простой, деревенский, но в последние годы жил и работал в городе.

Была у него привычка часто писать письма своей сестре и вести маленький дневничок в новеньком служебном блокноте, такой блокнот «Служебная книжка» выдаётся всем милиционерам. Началось так: валяемся мы как-то в отрядной палатке на своих кроватях после хозработ, отдыхаем, я, кажется, какой-то журнал с картинками листал, а Денис дневничок заполняет и при этом сам себе вслух помогает:

— Утром ходили за дровами… потом обед был… телевизор посмотрели… Антоха, чего ещё написать можно?

Лениво отмахнулся:

— Про погоду напиши.

— О! Точно! — слышно — сопит, царапает, — скрып-скрып, — здесь очень жа-арко…

— Но жар, при этом, костей не ломит, — встревает находящийся рядом Саша Опер.

— Ага…

— Кости обычно, заметьте, — заинтересовавшись творческим процессом, вношу лепту, — ломит после работ…

Денис оттопырил указательный палец:

— О, точно, верное замечание!..

И так далее. Благодаря Денису у меня и появилась подобная задумка. Задумка оформить, вернее — закамуфлировать свои размышления по поводу этой войны в форме художественной прозы.

После выхода в свет первой книги и неожиданных для меня положительных отзывов, которые поначалу совершенно серьёзно воспринимал как чьи-то розыгрыши, стал искать личные блокноты, куда вписывал не только свои, но и мысли друзей, какие-то сохранившиеся старые записки, фотографии, письма и документы — так появилась вторая книга — «Блокпост 47Д».

Некоторые записи в моих блокнотах сокращены до такой степени, что я до сих пор не могу вспомнить и понять — что они означают, например: «дата, на юге пр. 1 км. СОБР в 17–20 2 чеха щ ц»; «дата, ОМОН Дарго — фэйсы т». Есть такие, которые вспомнились только сейчас: «дата, ГРУ солдаты, возле речки (н.п.)» и: «дата, собаки едут, их много. Стрелять или нет?» — это явно из радиоперехвата при движении нашей колонны. «Дата, операция «бычок» — это огласке не подлежит, хотя, по существу, и не является государственной тайной.

Из того что вспомнилось и расшифровалось и нарисовалась очередная повесть-размышление, которая, как и первая, поначалу задумывалась как совершенно серьёзная, но вновь, независимо от моих усилий и усердных стараний, непроизвольно скатилась в совершенно несерьёзное русло. Что поделать — жизнь нынче такая; время такое — куда ни глянь — и смех и грех, и выдумывать ничего не нужно: текст льётся сам по себе, как вода из водопроводного крана.

А почему «роман в рассказах»? Так это потому, что «Кавказ в воде» является продолжением первых двух книг, которым издатель дал общее название — «Блокпост 47Д», и состоит всё это из отдельных, непонятно каким образом, но жёстко связанных между собой, рассказов, где причудливыми узорами переплетены и трагедия и смех. Теперь это не повесть, а надо полагать — роман.

Вот собственно и всё что от автора, остальное — от моих друзей-товарищей.

Однажды в Ассинском ущелье местные жители мне сказали: «Асса два раза в год свистнет, двух человек заберёт» — во время сезонных разливов Ассы случаются человеческие жертвы. Люди, впервые увидевшие «речку» в межсезонье, этому утверждению верить не желают: «Её же в пять шагов перейти можно!». Да, можно, если осторожно и не в соответствующий сезон.

Есть две чечено-ингушские легенды о сотворении мира:

Горы, животных и людей создал верховный бог Дяла, а когда от человека пошло потомство и племёна неимоверно размножились, Всевышний решил поделить землю между народами. Горы и глубокие ущелья, леса и шумные водопады, бурные реки и родники, стали свидетелями великого праздника людей во имя Всевышнего. Праздник удался на славу, но невероятно надолго затянулся, а когда люди, населяющие горы, пришли к Дяла, то вся земля была уже роздана другим племенам. Горцы крайне опечалились, и тогда Всевышний сжалился над ними отдал им землю, которую оставил себе. Это были места, где облака плывут либо по поверхности земли, либо можно было наблюдать за ними сверху. Это была земля, где с покрытых вечным снегом вершин, малые ручьи стекают в грозные реки. И назвали люди эту прекрасную землю — Кавказ. Чеченцы всегда рады всем, кто приходит с миром на их Землю: «Да будет твой приход свободным и здоровым, как хорошо, что ты пришёл, а мы вот только вчера о тебе вспоминали!», — скажет чеченец вместо «здравствуй». «Живи свободным!», — скажет гостеприимный чеченец, провожая.

Более древняя легенда такая:

Однажды на землю спустилась огромная белая птица. «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною» (Быт.1:2) и представляла собой плоскую безводную твердь, без растений и каких-либо живых существ, даже малой мыши полевой — и той не было. Белая птица недолго побыла на этой тверди, но из её экскрементов и возникли вода и семя, из разлившейся мочи образовались моря, озёра, реки; семена развеял ветер, — из них появились растения.

И ещё:

В переводе с греческого «heros» означает полубог, обожествленный человек. В догомеровские времена — X–IX век до н. э., героями в Древней Греции назывались дети бога и смертной женщины или смертного и богини, такие как Эней, Геракл, Ахилл и т. д. Героям поклонялись, в их честь сочиняли поэмы, воздвигали храмы. Но в моих книгах, как заметил проницательный Читатель, герои, несущие службу на Северном Кавказе — простые, неприметные в быту люди — совершенно неподходящие образы для голливудских боевиков или книг с красивыми обложками. Также здесь практически не уделено внимания описаниям красивых сражений и подвигов: писавший преследовал не это. Тем не менее война присутствует и — именно благодаря таким людям: солдатам, офицерам, милиционерам — чернорабочим войны, сдерживается натиск тёмных сил нашего времени. В отличие от генералов, они — настоящие Герои.

Все имена и фамилии в произведении — вымышленные, территориальность и точность в хронологии событий не гарантированы. Особо подчёркиваю — это сочинение есть плод буйной и безудержной фантазии автора, но, понимайте как хотите — очасти основанное на реальных документах. Несмотря на все попадающиеся в тексте клятвенные заверения автора что мол «так оно и было», — не верьте, даже если найдутся живые «свидетели» описываемых событий (не сомневаюсь — найдутся): любые совпадения в чём-либо — чистая случайность.

Набравшись храбрости, решил затронуть и вопросы религии, но не с целью оскорбить чувства верующих (сам верующий), а только с тем, чтобы показать — какие пародийные ситуации иногда складываются в этой духовной сфере при неправильном понимании сути вопроса. Где гротеск, а где серьёзно, в этом читатель, уверен, сумеет разобраться. Также — автор во многом не согласен с мыслями и поступками некоторых действующих в повествовании лиц.

Пролог

«Глаз боязлив, рука храбра».

Чеченская пословица.

До чего же мерзкая погода: низко висящие из-за своей тяжести и мрачно разлохмаченные тучи, с ночи моросит мелкий дождь, чувствуется — совсем скоро он уже растопит весь снег, глинистая грязюка начнёт прилипать к обуви мешая при ходьбе, одежда насквозь промокнет и начнёт противно липнуть к телу. Снег останется только на высотах, которые находятся гораздо выше расположения группировки.

Судя по всему, дождь обещает быть затяжным и совсем уже скоро превратится в сплошной ливень. Со временем ливни переполнят окопы водой, и они превратятся в овраги; вытиснувшаяся из них вода пробьёт русла для множества новых ручейков. Безобидно выглядевшие поначалу горные ручьи соединятся и превратятся в грозные, несущие опасность, потоки. Возникнут оползни. Бурные, вспененные массы мутной воды задвигают по горным рекам огромные каменные валуны, под могучим напором разрушатся опоры у мостов.

Для того чтобы не мешать изредка проезжающим по серпантину машинам, спецгруппа выбрала место где дорога пошире, БМП поставили у обочины. До обеда не проехало ни одного автомобиля. Все сидят в бэхе [1] , лясы точат. Из-за поворота показался знакомый райотделовский УАЗ с ингушскими сотрудниками, тормознул.

— Здогово, мужики! — сильно картавя, приветствует Владислав милиционеров.

— Салям, Вахид, как дела?

— Тоска, ёпти… — Влад протиснулся в битком набитую машину, — какие новости, мужики?

— По телеку минус три обещают. Когда эта зима кончится?

— Вам виднее… а ещё что нового?

— В Назрани стреляют.

— А где ж не ст`еляют…

* * *

Пока ничего не происходит можно и посидеть в тишине, от нечего делать подумать о жизни. Хизир сидит на ступеньке крыльца едва ли не единственного в этом районе чудом «уцелевшего» полуразрушенного дома на окраине города, забора давно уже нет — это самый крайний дом, метров за пятьсот дальше проходит дорога. Если смотреть со стороны дороги, окраина города представляет собой бесконечную полосу какого-то хлама состоящего из нагромождений переломанного кирпича, блоков, покорёженных железобетонных конструкций. Куски сломанной горелой мебели, штукатурки и цемента — вот что напоминает о том, что эти завалы были когда-то жилыми домами. Будто с гигантской стройки навезли огромные кучи строительного мусора. Но если через эти наворачивания пройти немного дальше или просто взобраться повыше, на какую-нибудь кучу, то откроется вид и на сам город, где мрачно зияют пустыми, просвечивающими насквозь оконными проёмами, многоэтажные скелеты мёртвых домов.

По дороге проехал старенький «москвич». Сидящие в нём люди никому не интересны и не нужны, тем не менее, они всё-равно куда-то спешат. Счастливые люди: в этом хаосе у них есть какие-то житейские дела — может это семья? Машина притормозила перед невидимой отсюда рытвиной, аккуратно объехала, двинулась дальше. Появилась женщина с тяжёлой матерчатой сумкой в одной руке, за другую уцепилась маленькая девочка, наверное — дочь. У Хизира тоскливо сжалось сердце: вспомнил свою семью…

Вот и то что нужно: ГАЗ-66 с брезентовым верхом, — движется быстро, будто спешит. Хизир вынул из кармана маленькую, размером с полтора спичечных коробка, китайскую игрушку — маломощную детскую радиостанцию; повернув колёсико выключателя, положил большой палец на кнопку передатчика. Как только военный грузовик поравнялся с ориентиром — небольшим придорожным бетонным столбиком, Хизир вдавил кнопку тонального вызова в корпус игрушки.

Удачно получилось: минный заряд был настолько мощным, что машина даже не успела выскочить по инерции, как это часто бывало до того, из клуба объявшего его пламени и смолистого чёрного дыма. Чудовищной силы взрыв унёс жизни двадцати трёх человек.

Отбросив уже ненужную «игрушку» в сторону, Хизир встал, накинул на голову капюшон плаща, поправив на плече ремень автомата, развернулся, и, не оглядываясь, зашагал через руины в сторону города.

1

Бэха — БМП, боевая машина пехоты (жарг).

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.