Нежные объятья апокалипсиса

Арапов Олег

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

«Путь долог, но идти стоит» 

Глава 1

В свои двадцать лет Кирилл занимался сексом один раз и ни о чем так не мечтал, как влюбиться. Кирилл дружил лишь с одной девушкой. Это было еще в школе, в десятом классе, и отношения продлились два месяца. Это была мимолетная влюбленность, что ушла быстрее, чем пришла, и дальше поцелуев дело так и не зашло.

На выпускном, когда под утро их класс покинул школу навсегда, часть пошла встречать рассвет на городскую речку. Берег был безлюден, тучи скрывали солнце, и у реки было сыро и холодно и при дыхании шел пар. Восемь пьяных выпускников и выпускниц настойчиво хотели продолжить праздник. Выпускной без секса — ну разве это выпускной? Все разбились на парочки и разошлись по кустам, что росли вдоль берега. Кирилл целовался и стягивал блузку с девушки, которая ему не особо нравилась. Кирилл знал, что и он не нравится девушке. Но девушка была стройной, привлекательной и хотела секса так же, как и он. Кирилл должен был заняться сексом впервые.

Было холодно, Кирилл и одноклассница дрожали, но продолжали целоваться и неуклюже ласкать друг друга. Трясущимися руками Кирилл натянул презерватив, и, когда вошел в девушку, все вспыхнуло в голове и Кирилл кончил.

Кирилл долго извинялся, говорил, что замерз и слишком возбудился, предлагал повторить, но девушка одернула юбку, надела блузку, ленту выпускницы и оставила Кирилла одного. Голый, Кирилл сидел на собственных брюках. Густая листва кустов закрывала обзор. Было слышно, как шуршит галька в такт шагам уходящей девушки. Были слышны шум бьющихся о берег волн и стоны более удачливых одноклассниц.

В свои двадцать лет Кирилл занимался сексом один раз, будучи пьяным и с девушкой, которая ему даже не нравилась. Опыт вызывал весьма противоречивые чувства. И, конечно, Кирилл хотел совсем не этого. Он хотел красивых романтичных отношений с девушкой, которую хотелось бы заключить в нежные объятья больше, чем затащить в постель.

На втором курсе Кирилл наконец встретил такую девушку.

О том, что ему как и всему человечеству суждено умереть, Кирилл узнал за двадцать три минуты семнадцать секунд до падения на Землю огромного астероида, метко названного телевизионщиками Иерахмиил.

Было начало октября, пятница. Солнце радовало последним теплом засыпающий на зиму мир. Кирилл полудремал-полугрезил на скучнейшей лекции по античной философии: Сократ, Платон, Аристотель — три гения, определивших современный образ мышления, и проч., проч., проч. Уф, ну и скукотища.

Ксеня была той самой девушкой. Училась она в том же университете, но Кирилл был студентом журфака, а Ксеня — худграфа. Так же как и Кирилл, осенью она перешла на второй курс. Ксеня была творческой личностью, и Кириллу нравилась ее естественность и открытость. Встречались они чуть больше месяца, но секса еще не было. Собственно, в эту пятницу они и планировали им заняться. Родители Ксени уезжали куда-то на все выходные, и Кирилл был приглашен на ужин с продолжением. Об этом вечере, или, точнее, ночи, он и грезил под усыпляющий голос лектора. Этот раз обещал быть настоящим. В груди Кирилла все трепетало от ожидания. Он наконец займется сексом с девушкой, которую любит! От одной этой мысли в голове все плыло.

С задних рядов к Кириллу за парту ловко пересел Богдан, одногруппник, коего он на дух не переносил. От Богдана несло заматерелым запахом пота, пива и дешевых сигарет. Богдан придвинулся вплотную, дыхнул убойной дозой перегара Кириллу в лицо: «Слушай», — и вставил, не церемонясь, засаленную пуговку наушника в его ухо.

— Повторяем, несколько минут назад кремлевская пресс-служба сообщила, что в сторону Земли движется астероид, массой и размером достаточный, чтобы уничтожить все живое на планете. Последние несколько недель делалось все возможное, чтобы сбить астероид или отклонить его с курса. Все оказалось напрасно. Столкновение произойдет через двадцать три минуты семнадцать секунд. Давайте послушаем обращение президента Российской Федерации: «Дорогие россияне, друзья. Скорбный час настал для всех нас. Человечество погибнет, и гибель неминуема. Остается только молиться и встретить смерть достойно…».

Кирилл выдернул наушник и глянул на Богдана:

— Это что шутка такая?

Богдан никак не среагировал, а вновь зашептал, дыша перегаром:

— За последние пять минут сообщение прокрутили уже три раза. На всех радиостанциях одно и тоже. Может и шутка, только не я над тобой шучу.

И Кирилл поверил. В голове стало пусто, он смотрел на Богдана и ничего не понимал. Почему-то казалось, что Богдан сейчас рассмеется и закричит, тыкая пальцем: «Обманули! обманули! обманули!». Но Богдан не смеялся.

— Думаешь, и вправду конец? — спросил одногруппник.

Кирилл молчал. В голове было пусто. Во рту пересохло, и Кирилл все силился сглотнуть, но никак не получалось.

— А, была не была. Всегда хотел это сделать! — Богдан расплылся в улыбке, подмигнул Кириллу и полез из-за парты, с ехидным прищуром глядя на Алексея Филиппыча, преподавателя философии.

— Сядьте на место, молодой человек! Пара еще не закончилась. Или вам не терпится избавиться от лишнего пива в мочевом пузыре?

Богдан уверенным шагом шел к преподавателю.

— Трепливый говнюк! Хрен очкастый! Бородатый мозгогреб! — громко и мощно с каждым шагом говорил Богдан. Последний метр он одолел одним прыжком и ударил преподавателя в челюсть. Тот пошатнулся. Богдан не стал терять время, схватил Алексея Филиппыча за голову и с размаху ударил его лицом о стол. Алексей Филиппыч осел на пол. Богдан встал над ним, спустил джинсы и начал мочиться.

Пара секунд, и, со словами «Чистоплюи гребаные», Богдан повернулся и направил струю на одногруппников.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.