Александр Блок в воспоминаниях современников. Том 1

Коллектив авторов

отряхаю клоки ночи с себя, по существу светлого», — писал он Андрею Белому (VIII, 209). Общее поветрие декадентской «одержимости» коснулось и Блока, не могло не коснуться. Здесь нельзя не сказать о том, что по самому своему психическому складу он был недостаточ­ но защищен от натиска враждебных ему (по существу его нрав­ ственных взглядов) «темных», «ночных» воздействий. Из воспоминаний жены поэта, Любови Дмитриевны, и дру­ гих хорошо знавших его людей известно о крайней нервозности Блока, о резкой переменчивости его настроений, о нередко овладевавших им приступах глухой тоски, надрыва, отчаянья. 1 «Эпопея» (Берлин), 1922, № 3, с. 254. 9 У поэта была тяжелая наследственность, и она сказалась в его психике. Люди, составлявшие тесное окружение Блока, в большинст­ ве не только не помогали развеивать наплывавшее на него ма­ рево тоски и отчаянья, но, напротив, еще больше сгущали атмосферу. Мать Блока (самый близкий и дорогой ему человек), тетка (М. А. Бекетова) и те, кого он считал своими «действи­ тельными друзьями», — Евгений Иванов, В. Пяст, В. Зоргенфрей, —
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.