Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников том 2

Коллектив авторов

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

разделили по трое, я был восьмым, в третьем ряду. Первых трех привязали к

столбам. Через две-три минуты оба ряда были бы расстреляны, и затем наступила

бы наша очередь. Как мне хотелось жить, господи боже мой! Как дорога казалась

жизнь, сколько доброго, хорошего мог бы я сделать! Мне припомнилось все мое

прошлое, не совсем хорошее его употребление, и так захотелось все вновь

испытать и жить долго, долго... Вдруг послышался отбой, и я ободрился.

Товарищей моих отвязали от столбов, привели обратно и прочитали новый

приговор: меня присудили на четыре года в каторжную работу. Не запомню

другого такого счастливого дня! Я ходил по своему каземату в Алексеевском

равелине и все пел, громко пел, так рад был дарованной мне жизни! Затем

допустили брата проститься со мною перед разлукой и накануне рождества

Христова отправили в дальний путь. Я сохраняю письмо, которое написал

покойному брату в день прочтения приговора {1}, мне недавно вернул письмо

племянник {2}.

Рассказ Федора Михайловича произвел на меня жуткое впечатление: у

меня прошел мороз по коже. Но меня чрезвычайно поразило и то, что он так

откровенен со мной, почти девочкой, которую он увидел сегодня в первый раз в

жизни. Этот по виду скрытный и суровый человек рассказывал мне прошлую

жизнь свою с такими подробностями, так искренно и задушевно, что я невольно

удивилась. Только впоследствии, познакомившись с его семейною обстановкою, я

поняла причину этой доверчивости и откровенности: в то время Федор

Михайлович был совершенно одинок и окружен враждебно настроенными против

него лицами. Он слишком чувствовал потребность поделиться своими мыслями с

людьми, в которых ему чудилось доброе и внимательное отношение.

Откровенность эта в тот первый день моего с ним знакомства чрезвычайно мне

понравилась и оставила чудесное впечатление.

Разговор наш переходил с одной темы на другую, а работать мы все еще

не начинали. Меня это беспокоило: становилось поздно, а мне далеко было

возвращаться. Матери моей я обещала вернуться домой прямо от Достоевского и

теперь боялась, что она станет обо мне беспокоиться. Мне казалось неудобным

напомнить Федору Михайловичу о цели моего прихода к нему, и я очень

обрадовалась, когда он сам о ней вспомнил и предложил мне начать диктовать. Я

приготовилась, а Федор Михайлович принялся ходить по комнате довольно

быстрыми шагами, наискось от двери к печке, причем, дойдя до нее, непременно

стучал об нее два раза. При этом он курил, часто меняя и бросая недокуренную

папиросу в пепельницу, стоявшую на кончике письменного стола.

Продиктовав несколько времени, Федор Михайлович попросил меня

прочесть ему написанное и с первых же слов меня остановил:

- Как "воротилась из Рулетенбурга"? {Впоследствии начало было

переделано и сказано: <"Наконец я возвратился из моей двухнедельной отлучки.

9

Наши уже три дня как были в Рулетенбурге"> {3}. (Прим. А. Г. Достоевской.)}

Разве я говорил про Рулетенбург?

- Да, Федор Михайлович, вы продиктовали это слово.

- Не может быть!

- Позвольте, имеется ли в вашем романе город с таким названием?

- Да. Действие происходит в игорном городе, который я назвал

Рулетенбургом.

- А если имеется, то вы, несомненно, это слово продиктовали, иначе

откуда бы я могла его взять?

- Вы правы, - сознался Федор Михайлович, - я что-то напутал.

Я была очень довольна, что недоразумение разъяснилось. Думаю, что

Федор Михайлович был слишком поглощен своими мыслями, а может быть, за

день очень устал, оттого и произошла ошибка. Он, впрочем, и сам это

почувствовал, так как сказал, что не в состоянии больше диктовать, и просил

принести продиктованное завтра к двенадцати часам. Я обещала исполнить его

просьбу.

Пробило одиннадцать, и я собралась уходить. Узнав, что я живу на

Песках, Федор Михайлович сказал, что ему ни разу еще не приходилось бывать в

этой части города и он не имеет понятия, где находятся Пески. Если это далеко, то он может послать свою прислугу проводить меня. Я, разумеется, отказалась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.