Мне всегда 18… Омоложение без риска для здоровья

Полищук Наталья Николаевна

Вступление ... Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина была уже немолода: «Ей шел 20-й год». Маме Джульетты на момент событий, описанных в пьесе, было 28 лет. «Бальзаковский возраст» – 30 лет. Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье). Старухе(!) процентщице из романа Достоевского «Преступление и наказание» было 42 года. Анне Карениной на момент гибели было 28 лет, Вронскому – 23 года, старику мужу Анны Карениной – 48 лет (в начале описанных в романе событий всем на 2 года меньше). Старикану кардиналу Ришелье на момент описанной в «Трех мушкетерах» осады крепости Ла-Рошель было 42 года. Из записок 16-летнего Пушкина: «В комнату вошел старик лет 30» (это был Карамзин). У Тынянова: «Николай Михайлович Карамзин был старше всех собравшихся. Ему было тридцать четыре года – возраст угасания» Смешно, не правда ли? Ну кто придумал, что молодость заканчивается в 18, 20, 30 или даже 40? Конечно, когда мне было пять лет, я думала, что моя 25-летняя мама безнадежно стара – это нормальное свойство детского восприятия. Но каждый раз, переходя очередной возрастной рубеж, я убеждалась: молодость – понятие весьма относительное!
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.