Железные Люди в Стальных Кораблях

Багрянцев Владлен Борисович

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

– Это он товарища старшего капитана… И товарища лейтенанта тоже.

– Вы уверены?

– Так точно, товарищ генерал, – убежденно заявил молодой очкастый сержантик. – Я его сразу приметил, форма у него была необычная, не данорвежская, и засмотрелся. А он как выхватил ствол и давай палить…

– Сержант, – недовольно поморщился Дюзенберг.

– Простите, товарищ генерал… Выхватил пистолет и открыл огонь. Два выстрела – и тут же под стол спрятался! А я в него стрелять не мог, товарищ лейтенант прямо на меня упал… – сержант шмыгнул носом.

– Отставить, – Дюзенберг повернулся к пленнику. – Этот солдат утверждает, что вы застрелили двух наших офицеров. Это правда?

Пленник пожал плечами.

– Не стану отрицать, господин генерал. Но это была законная самозащита. Ваши люди угрожали нам оружием, я имел право защищаться.

– Товарищ генерал, разрешите, мы его… – снова вклинился сержантик.

– Отставить, – покачал головой Дюзенберг. – Яков Степанович, разыщите капитана Суздальского. Похоже, это его пациент. Я и так потратил на него слишком много времени. Мы должны продолжать, еще далеко не весь архипелаг в наших руках.

* * * * *

Лейтенанта Стеллера не особенно обрадовал приказ капитана Суздальского, но и не расстроил тоже. Доставить двух пленников на материк и сдать в контрразведку штаба фронта. Подозрительный альбионец и риттмейстер из данорвежской Секретной Службы. Сделаем, не впервой.

Пленников усадили в два средних кресла шестиместного танкатера. Стеллер устроился рядом с водителем, задние кресла заняли два приданных бойца из морской пехоты. Легкораненые во время давешней перестрелки в таверне, они были злы и идеально подходили для такого поручения. Так, по крайней мере, решил капитан Жемчужников, сменивший на посту павшего Половцева. Суздальский и Стеллер не стали спорить с грустным морпехом.

– Только без глупостей, ребята, – тихо, но твердо сказал Стеллер перед посадкой в корабль. – Если он виноват – мы его в любом случае живым не выпустим. У нас на каждого врага пуля или веревка найдется.

– Это точно, – хмыкнул один из морпехов, – в этом вы мастера…

Стеллер не обиделся. На больных не обижаются, а раненый – все равно что больной. Контрразведчику не впервой выслушивать оскорбления окопных героев. Неприятный, но терпимый и неизбежный звуковой фон. Через некоторое время ты просто перестаешь его замечать.

Танкатер мягко загудел и отчалил от берега.

– Хорошая погода, – констатировал водитель. – В два счета доберемся и в лучшем виде! А что, товарищ лейтенант, – водитель решил сменить тему, – здорово мы им врезали?

– Это точно, – Стеллер машинально передразнил сидевшего позади морпеха, – в этом мы мастера…

– А что теперь, на Копенгаген пойдем?

– Это вряд ли. ("С кем поведешься!") Свое мы забрали, а чужого нам не надо. Не будут хансы выеживаться – так мир быстренько подпишем и конец фильмы.

– Нет, на Петроград пойдем, – несколько запоздало подал голос сидящий за водителем данорвежский офицер. Он неплохо говорил порусски. – И мир подпишем. В Зимнем дворце.

– Возьмите себя в руки, риттмейстер Браге, – полуобернулся к пленнику Стеллер. – Проиграли так проиграли.

– Война еще не закончилась. Она еще и не начиналась даже. Бандиты, террористы, никак от своих замашек не избавитесь. Как азиатские варвары, без официального объявления… – данорвежец изобразил суровое и презрительное выражение лица.

– Вы просто не в курсе, – мягко возразил русский лейтенант. – Наш посол вручил ноту вашему премьеру ровно в 23.00… прямо на новогоднем балу. А наши солдаты высадились в 23.05. На отдельных участках даже в 23.15.

– Я и говорю, типичное азиатское коварство. Самурайская дуэль.

Стеллер пожал плечами и ничего не ответил.

– Что такое "самурайская дуэль", товарищ лейтенант? – водитель оказался редким болтуном.

"Пусть вам риттмейстер объяснит", – хотел было ответить Стеллер, но вовремя спохватился. Этого еще не хватало! Мало того, что он с пленником болтает, так еще и простых солдат в это дело втягивать! Но лейтенант не смог выдавить из себя традиционное "разговорчики" – до российского берега было еще далеко.

– Про самураев слышал, ефрейтор?

– Вроде солдаты такие, – несколько неуверенно отвечал водитель. – Наемные. В Китае, кажется.

– Ну да, в Китае они тоже служат, но у дачников их больше. Так вот, если два самурая решили устроить дуэль – а дерутся они как правило на мечах – то закон и обычай требуют перед схваткой вежливо поклониться противнику. Поклонился – все, теперь хоть на куски его зубами можешь рвать, совесть твоя чиста и честь незапятнана. Только поединок на мечах между двумя сильными воинами – штука непростая, может повезет, а может и нет…

– Это точно, товарищ лейтенант, – неожиданно заговорил давешний морпех, – это как в штыковую ходить. Нет, с порохом сподручнее, предки не глупее нас были, когда саблю на пищаль сменяли…

– Ну так вот, – продолжал Стеллер, – некоторые самураи придумали способ, как обойти закон и не нарушить обычай. Фокус состоит том, чтобы выхватить меч в самое последнее мгновение, когда ты едва успел выпрямиться после поклона. И тут же ударить! Вот это и называется "самурайская дуэль".

– Азиаты, – снова пробурчал Браге. Но на этот раз Стеллер не успел ничего ответить.

"Блаблабла", – подумал Джеймс Хеллборн. – "Господь свидетель, теперь мои уши немного отдохнут".

Его руки были закованы в наручники, но длинная, в 7–8 звеньев, цепочка гарантировала оперативный простор и свободу действий. И когда она обхватила горло Стеллера, русскому офицеру оставалось только хрипеть и ломать ногти о каленую сталь.

Тесная кабина танкатера не оставляла "этоточному" морпеху много вариантов. Будь дело на открытом воздухе, он бы с полоборота двинул взбунтовавшегося пленника прикладом… А зачем прикладом? Без глупостей, говоришь? Так мы и не глупили, он первый начал… "Это тебе за старкапа", – подумал солдат и передернул затвор.

"Samozaradny Karabin Fedoroff – оружие с коротким ходом ствола", – подсказала услужливая память Хеллборну. И он резко откинулся назад. Дульный срез уткнулся альбионскому офицеру в спину, ствол пошел назад, и нажатие на спусковой крючок привело к закономерному результату – карабин заклинило.

– Сука! Сссука! – заорал морпех, пытаясь оттянуть затвор.

И почти одновременно прогремели два выстрела.

За несколько секунд до этого Хеллборн ослабил хватку, нагнулся и вытащил револьвер из кобуры Стеллера. Первая пуля досталась водителю, тот упал на штурвал, и танкатер, шедший со скоростью 25 узлов, резко занесло вправо. Поэтому второй морпех, целившийся в Хеллборна, промахнулся. Второй раз он нажать на спуск не успел. Альбионец выстрелил под углом, который мог бы свести с ума самого Эвклида, не говоря уже о Пифагоре.

Тем временем "этоточный" отбросил заклинивший карабин и, в свою очередь, обеими руками схватил Хеллборна за горло. И тогда альбионец уронил револьвер на колени данорвежца, сидевшего слева от него, и до сих пор бездействовавшего. И риттмейстер не подвел. Но то ли у него дрожали руки, то ли пошли в разнос нервы… короче говоря, он выпустил в предпоследнего русского все патроны, которые только оставались в барабане.

В переднем пассажирском кресле неожиданно захрипел восстановивший подачу кислорода Стеллер.

– Отличная работа, мистер Хеллборн, – столь же хриплым голосом заметил Браге. В горле пересохло.

– Работа должна быть завершена, – заметил Хеллборн и наклонился вперед.

– Что вы де…

В наручниках это было сложно, но теперь ему спокойно примериться и сосредоточиться. КРАК! – хрустнула шея, и голова Стеллера упала на грудь.

– Зачем?! Мы победили, он был нашим пленником… – похоже, риттмейстер был понастоящему возмущен.

– Европейцы, – заметил Хеллборн, и в его голосе было столько презрения, сколько данорвежец не смог переварить. Он замолчал и отвернулся.

Альбионец обшарил карманы Стеллера и нашел ключ от наручников. Расстегнул свои, молча отдал ключ Браге. Снова нагнулся вперед, отодвинул водителя и выключил до сих пор гудевший двигатель.

– Вы умеете обращаться с этим кораблем? – осторожно спросил Браге.

– Да, мы у купили у них дюжину штук несколько лет назад. Через посредников, разумеется, – перехватил Хеллборн удивленный взгляд риттмейстера. – Они нам не подошли, но это был полезный опыт. Типичная русская машина. Грубая, но надежная. Если только тщательно за ней следить.

– Мы сможем добраться хотя бы до Нордкапа? – поинтересовался Браге.

БАНГ!

Хеллборн воспользвался револьвером водителя.

– Извините, – покачал он головой, – нам не по пути.

– Последний выстрел был явно лишним, – продолжал альбионский лейтенант вслух, – кабина и так загажена. Но все лучше, чем продолжать бессмысленный разговор.

Поколдовав с рычагами, он открыл один из верхних люков. В кабину ворвался холодный морской воздух.

В ящике с аварийным запасом обнаружился бинокль, и Хеллборн принялся вглядываться в серые полярные сумерки. Справа никого. Слева никого. На севере и юге тоже чисто. Обычно, когда начинается война, такие узкие коридоры просто кишат морскими и воздушными кораблями… Похоже, русские действительно ограничились субмаринальным десантом. Основные силы флота находятся гораздо южнее, сторожат подходы к Мурманску и Архангельску. Но мы туда не пойдем.

Освободив трупы от всех полезных вещей вплоть до часов и зажигалок, альбионец по одному выпихнул их за борт. Покойтесь с миром. Нет ненависти к мертвым врагам.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.