Дело Чести, или шесть дней из жизни одного принца

Нарватова Светлана (Упсссс)

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Мечты существуют для того, чтобы их разбивать. Такова позиция любого правителя.

Вот и я сегодня мечтал о том, чтобы спокойно отлежаться в теплой ванне, совершить набег в дворцовую кухню и винный погреб и провести день в тишине библиотеки… А в итоге внимаю своему бесценному братцу, чтоб его, кесаря, темные боги любили. Особо замысловатым способом.

— Ранир, Тагард Карадэс собирается жениться…

Тагард Карадэс, Тагард Карадэс… А! Вспомнил такого. Хотя, было бы что вспоминать. Ничем не примечательный исс [1] , находится на государственной службе.

1

Исс/исса — обращение к лицам благородного происхождения.

— Радость-то какая! Ну всё, я пошел?

— Стоять!

— Стою. От меня-то тебе что нужно? Чтобы я дал ему консультацию по поводу первой брачной ночи?

— А у тебя есть опыт проведения первой брачной ночи?

— Ну, во всяком случае, все необходимые навыки имеются.

— Продолжаю: женится на Ливинии Соренте из Лиотиссии.

— Это та, родители которой владеют единственным на материке варганиевым прииском? И теперь он окажется под контролем нашей родной Такассии? Поздравляю нас. Новость, несомненно, приятная, но не настолько, чтобы отрывать меня от свежей книги.

— В ожидании свадьбы жених находился в поместье будущего тестя, — как ни в чем не бывало продолжал Анамар.

— Логично, приданое завидное, того и гляди уведут.

— В это время у хозяев крадут Чашу Геймора, их семейную реликвию, которую находят — угадай где? — в покоях Тагарда.

— Вот придурок. Опять-таки, лечение душевных недугов не по моей части.

— Он дал Клятву Чести, что не брал святыню и представления не имеет, как она у него оказалась.

Опаньки! Как вам объяснить, что такое Клятва Чести? За клятву чести платят жизнью. Ну вот Карадэс поклялся Клятвой Чести, что не брал эту… — как там ее? — святыню. Если представитель его сюзерена не сможет доказать, что это — правда, то будет вынужден Тагарда Карадэса казнить. Поскольку после завершения расследования в этом случае наш любезный Тагард будет считаться человеком без чести. А как же можно без нее жить? Чисто теоретически, конечно, можно. Но не благородному иссу. Точка. Я уже не говорю о том, что самое его существование будет лежать пятном на репутации сюзерена. Интересно, интересно… Но не настолько, чтобы отрывать меня от вышеупомянутой книги.

— И кому как не главе Тайной Канцелярии заниматься расследованием? Во благо государства, — с выражением «ищейке — собачья жизнь» продолжил мой братец.

— А давай, кому-нибудь другому, а? Анамар, я ВЧЕРА вернулся из Вентары, где МЕСЯЦ спасал нашу шпионскую сеть, которую за пару недель до того подставило наше же посольство. И занимался этим ВО БЛАГО ГОСУДАРСТВА. Т. е. нашего семейства. И даже получил боевое ранение. А теперь я хочу на заслуженный отдых. Хотя бы на неделю заслуженного отдыха.

— По-моему, ты раздуваешь проблему из ничего. Подумаешь, удар по голове — у тебя же там все равно сотрясаться нечему… — Анамару верить можно, мозг мне выедает именно он. — Совместишь приятное с необходимым: девственная природа, охотничий рай, обеды в десять перемен, селяночки с румянцем во всю щеку…

— … наивно надеющиеся подцепить неженатого принца, и их мамаши, нескончаемой чередой рвущиеся облобызать зятя своей мечты. И с ними всеми нужно разговоры разговаривать и улыбки улыбать.

— Миранир, кончай ломаться. Девица из тебя если и получится, то сугубо легкого поведения. И вообще, если ты так не любишь «разговоры разговаривать и улыбки улыбать», почему у тебя в постели не выводятся разнообразные дамы приятной наружности?

— Во-первых, выводятся. Одни выводятся, другие заводятся. А во-вторых, Анамар, понимаешь… Не знаю, как это объяснить… В общем, я их туда с несколько другой целью привожу…

— Так. Меня и раньше мало волновало, с какой целью ты их туда приводишь. А теперь, как представлю, ЧТО, в случае, если мы выпустим из рук Сорентов, устроят нам родители, когда вернутся из…

— … очередного медового месяца…

— … Ромине, где возобновляют договор о дружбе и сотрудничестве, так вообще могу думать лишь о том, как спасти свой мозг от неизбежного насилия. Всё, свободен. В смысле, иди работу работай. Солнце еще высоко, — пробормотав последнее предложение себе под нос, мой брат, кесарь Анамар Веатор Гейнор Росскан, с видом «богом быть трудно, но есть такое слово — „надо“», углубился в государственные бумаги.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.