Файл №311. Откровение

Захаров Дмитрий

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

10

Уже стемнело, и Кевину было немножко страшно идти по улице. Именно поэтому он побежал. Хотелось все увеличивать скорость, постепенно превращаясь во Флэша Гордона, но быстро выяснилось, что это за рамками его способностей.

Дом показался ровно тогда, когда дыхание стало мешать быстрому передвижению, а в боку закололо. Облегченно вздохнув, Кевин взбежал на крыльцо и открыл дверь ключом, состоящим чуть ли не из одних металлических треугольников.

— Мама! — крикнул он, входя. — Ты дома?

Никто не ответил. Наверное, мама сама отправилась на его поиски. Ну ничего, она скоро вернется. А искать его теперь не нужно.

Кевин прошел в кухню, думая о том, что будет неплохо, если в холодильнике еще осталось мороженое. Он не видел, как половинка ручки входной двери, немного поерзав, упала на пол. И упала не просто так — ее переплавили и выдавили.

Так вот, Кевин этого не видел, а между тем, дверь медленно открылась, и в дом вошел невысокий человек в хорошем пиджаке. Он скучающе огляделся по сторонам и негромко позвал:

— Кевин.

То, что никто и не думал отзываться, его не смутило. Человек прошел через коридор и стал подниматься по лестнице на второй этаж. Он знал, куда идти.

— Кевин, я знаю, что ты здесь, — крикнул он, останавливаясь на пороге комнаты. — Выходи.

Опять никто не ответил, и человек, улыбнувшись, прошел внутрь. Он осмотрелся и решил, что слишком темно. Нужно включить свет.

Легко найдя выключатель, человек зажег большую люстру. Предметы моментально проявились и даже стали выставлять себя напоказ.

Ничего интересного нет. Кроме разве что… Он подошел к стоявшей в углу тумбочке и взял с нее маленькую фотокарточку. На фото отец Кевина, растопырив руки, ловил несущегося на него сына. Мать смеялась. Какая идиллия…

Впрочем, он ошибся. Помимо фото в комнате есть еще одна занимательная вещь. И даже не в самой комнате, а в маленьком тупичке кладовки.

Человек прошел в кладовку и остановился, разглядывая свалку не очень нужных, нужных иногда и вовсе ни на что не годных вещей. Старые куртки, какие-то чемоданы, коробки, корзины. Он равнодушно провел по ним взглядом. Это все не то. А Кевин… Кевин сидит в большой плетеной кадке.

Человек опять улыбнулся, видя, как по прутьям текут две струйки крови. Тебе от меня не спрятаться… Он неспешно отодвинул крышку и воззрился на вспотевшего от страха мальчика.

Кевину показалось, что убийца резко выкинул вперед руку, намереваясь схватить его за плечо. А может быть, и не показалось…

Зато совершенно точно в следующее мгновение Оуэн с силой оттолкнул этого улыбающегося типа от корзины. Кевин видел, как они с убийцей молча пытаются повалить друг друга на пол. И как они и действительно падают.

Кевин вынырнул из кадки и зачарованно наблюдал, как сначала Оуэн душит убийцу, но потом тот, опомнившись, сбрасывает руки противника и сам старается дотянуться до его горла.

— Беги, Кевин, беги! — прохрипел Оуэн. Кевин выпрыгнул из корзины и побежал.

Рука убийцы таки поймала его за куртку, но в это время Оуэн с размаху ткнул врага кулаком в живот, и хватка того ослабла. Кевин уже бежал по ступеням на первый этаж, когда пальцы маленького человека железно сдавили шею Оуэна.

Пролетев коридор, Кевин врезался в какого-то человека и закричал.

Оказывается, преследовавших его убийц двое. Кевин зажмурился и закрыл лицо руками…

— Кевин, что случилось?

Молдер опустил пистолет и посмотрел на испуганного мальчика.

Тот сглотнул, открыл глаза и, тяжело дыша, прошептал:

— Там… наверху…

Молдер отодвинул Кевина, и двинулся вперед, снова поднимая оружие. Стоявшая в дверях Скалли шагнула к мальчику и обняла его за плечи.

— Все будет хорошо, не беспокойся, — прошептала она.

Молдер поднялся на второй этаж и осторожно заглянул в комнату.

Пусто. То есть никого живого. На полу, раскинув руки, лежит труп Оуэна Джарвиса. И блаженно улыбается.

Скалли накрыла кровавое пятно на руке Кевина своей ладонью. Кевин, всхлипнул, и, по-прежнему тяжело дыша, обернулся к ней.

— Это ведь вас послали защитить меня? — спросил он.

В первый момент Скалли не поняла, что сказал мальчик, а когда поняла, то с ужасом подумала о том, что ее предназначение открыто всем, кроме нее самой.

11

Обычно нормальные люди, находясь в морге, чувствуют себя по меньшей мере неуютно. Независимо от того качества, в котором они здесь очутились… Но то обычно. Нормальные. Люди…

Впрочем, насчет последнего еще можно полемизировать, подумала Скалли. Остальное неоспоримо: агенты ФБР, занимающиеся секретными материалами, — это существа необычные и ненормальные.

Скалли вспомнила время, когда морг и на нее производил удручающее впечатление. Еще с детства Дэйну больше всего пугали рассказы про оживших мертвецов. Не было и речи о том, чтобы она появилась на кладбище в одиночку. Даже днем. А после школы, когда Скалли решила стать медиком, именно необходимость время от времени общаться с мертвыми телами отталкивала ее от выбранной профессии.

Но это было давно. Еще до знакомства с самым ненормальным существом в агентстве, да что там, во всей Америке. Одним словом, с агентом Молдером…

Скалли поправила прозрачные пластиковые очки и взяла диктофон. Палец вдавил кнопку, и тонкая коричневая лента принялась впитывать произносимые Скалли слова.

— Джарвис, Оуэн Ли. Белый. Взрослый мужчина сорока двух лет. Причина смерти — удушение. Идентично удушению предыдущих жертв… И такие же ожоги на шее… Впрочем, один ожог отличается…

Скалли, нахмурилась, внимательно его разглядывая. Ожог был действительно странный: на нем можно было различить бороздки в форме линий, дуг и овалов.

— Этот ожог очень похож на отпечаток пальца, — продиктовала Скалли. — Заметка для лаборатории — исследовать данное место особенно тщательно.

Она пошла вдоль стола с распластанным на нем телом:

— Прошло уже четырнадцать часов с момента наступления смерти, но следов разложения нет, — сказала Скалли, приподнимая руку Оуэна. — Трупные пятна пока тоже не проявились…

Она повернула руку ладонью вверх и провела по ней пальцем.

— Температура тела остается около девяносто восьми градусов по Фаренгейту. Цвет кожи такой же, как и до наступления смерти… — со все возрастающим удивлением говорила Скалли.

Что-то ее смущало. И дело даже не в том, что тело Оуэна вело себя аномально. Скалли была почти убеждена, что упустила еще какую-то деталь. Ей казалось, что очень важную.

Она вновь прошлась вдоль тела. Диктофон, поставленный на паузу, обиженно шипел. Стоп! На лице Оуэна застыла умиротворенная улыбка. И это при том, что его душили! Скалли вздохнула. В полку прижизненных и посмертных странностей Оуэна Ли Джарвиса прибыло.

Она наклонилась, чтобы еще раз посмотреть на ожог-отпечаток пальца, и вдруг поняла наконец, что же ее смущало. От покойника отчетливо пахло цветами. Скалли даже показалось, что она различает аромат тюльпанов…

Входная дверь открылась, пропуская внутрь агента Молдера.

— Какие-нибудь откровения? — спросил он с порога.

Скалли задумчиво посмотрела в его сторону.

— А тебе идет, — оценил Молдер ее внешний вид в пластиковых очках и белом халате. — Готовишься к съемкам в фильме «Звездный путь»?

Скалли не поддержала его беззаботную веселость.

— Молдер, — сказала она, странно смотря сквозь напарника, — сделай мне одолжение, понюхай мистера Джарвиса.

— Ты подбираешь ему парфюмерный набор? — осведомился Молдер, но все же поводил носом над лицом Оуэна.

— А что я, собственно, должен унюхать? Скалли пожала плечами.

— Ты не чувствуешь слабого цветочного запаха?

В ответ последовал взгляд, каким обычно одаривают заболевшего ребенка. В нем ясно читалось: «У моей напарницы поехала крыша». Молдер подумал, что все-таки работа в ФБР должна быть приравнена к чрезвычайно вредной. Тому есть много обоснований. Скалли вот прямо сейчас бы не помешал внеочередной отпуск…

Скалли смутилась. Теребя в руках выключенный диктофон, она отошла к другому столу.

— Молдер, — сказала она, — тело Оуэна не разлагается, как разлагалось бы тело любого обычного человека. А между тем в катехизисе описаны подобные случаи. Такое случается с теми, кто был непогрешим при жизни. Их тела издают цветочные ароматы…

— Ты что, серьезно? — перебил ее Молдер, мобилизуя все силы, чтобы подавить улыбку. — Святой Франциск, — сказал он, указывая на тело, — святой Бернар и святой парень, в котором пропал талант актера фильмов ужасов?

Скалли хотела что-то возразить, но Молдер продолжал:

— Большинство религиозных историй — недостоверные измышления, а отнюдь не факты. Пример тому — стигматики, которых мы имели возможность видеть. И я могу рассказать тебе еще дюжину подобных случаев. Люди пытаются объяснить что-то при помощи религии, когда им лень самим искать ответы на поставленные мирозданием вопросы.

— Ну и как ты тогда объяснишь, что сейчас происходит с этим человеком?

— Со святым Оуэном? Ну, он и жил-то не совсем обычно, так что ничего удивительного в том, что и разлагаться он решил не особенно ординарно.

— Святой и должен быть достаточно необычным человеком, Молдер, ты так не считаешь? — парировала Скалли.

Молдер все-таки улыбнулся.

— Неужели ты во все это веришь? — спросил он. — А как же тогда быть с твоими собственными словами о том, что истина не должна покидать круга научных познаний? Или для своих религиозных воззрений ты делаешь исключение?

— Я верю в Господа, — произнесла Скалли как можно более бесстрастным тоном. — И в то, что он может творить чудеса.

— Даже если эти чудеса может объяснить наука? — спросил Молдер, склонив голову набок.

— Я уже описала тебе свой взгляд на веру.

— Хорошо-хорошо, — кивнул Молдер, — только не позволяй вере затмевать твой разум. Верующие — это фанатики, и ведут они себя, как фанатики, а религией просто прикрываются. Из-за них искренние психи, вроде меня, получают скверную репутацию…

Молдер посмотрел в лицо Оуэна.

— Наш парень не святее того кетчупа, который мы видели у предыдущего провозвестника божественной истины. Я думаю, что если бы ты делала вскрытие, то пришла к такому же выводу.

Молдер обернулся.

— Ладно, я поехал, — сказал он, — а ты все-таки доработай с нашим другом… Надо же — святой Оуэн, — хмыкнул он, уже выходя.

Похожие книги

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.