Прошлое регистратора ЗАГСа

Ильф Илья Арнольдович

– Гошпода, – заявил он, – кто ражбил бюшт гошударя в актовом жале? Класс молчал. – Пожор! – рявкнул директор, обрызгивая слюною зубрил, сидящих на передних партах. Зубрилы преданно смотрели в глаза Сизика. Взгляд их выражал горькое сожаление о том, что они не знают имени преступника. – Пожор! – повторил директор. – Имейте в виду, гошпода, что ешли в чечение чаша виновный не шожнаеча, вешь клаш будет оштавлен на второй год. Те же, которые шидят второй год, будут ишключены. Третий класс не знал, что Сизик говорил о том же самом во всех классах, и поэтому его слова вызвали страх. Конец урока прошел в полном смятении. Грека никто не слушал. Ипполит смотрел на Савицкого. – Сизик врет, – говорил Савицкий грустно, – пугает. Нельзя всех оставить на второй год. Пыхтеев-Какуев плакал, положив голову на парту. – А мы-то за что? – кричали зубрилы, преданно глядя на грека. – Ну, дети, дети, дети! – взывал грек. Но паника только увеличивалась. Плакал уже не один Пыхтеев-Какуев. Доведенные до отчаяния зубрилы рыдали. Звонок, возвестивший конец урока, прозвучал среди взрывов всеобщего отчаяния.

Интересное

Скидки

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.