Цветок мака

Вонсович Бронислава

В ее словах прозвучала горечь, обычно ей не свойственная, что заставило меня спросить: — А ты никогда не жалела, что осталась здесь? — Меня котлы чистить не заставляли, — усмехнулась мама. — Сначала я была на положении почетной пленницы, потом — жены вождя. Для грязной работы находились другие. — И все же? — Глупо жалеть о том, чего изменить уже нельзя. — А если можно было бы, ты ушла бы с Гердером? — Тогда не было бы вас с братом, — тепло улыбнулась она мне. — От вас бы я ни за что не отказалась. Шуграт, конечно, слишком упрям и своеволен, но он добрый мальчик, хоть и вспыльчивый временами. Да и отец ваш, он был замечательным… — тут, видимо, она решила, что эти воспоминания слишком личные, и замолчала. — Нет, я бы ничего не изменила в своем прошлом. Но к чему говорить об этом? Твое будущее, а не мое прошлое — вот что сейчас важно. Тебе нужно уходить, дорогая, как мне ни больно расставаться с тобой. Пришло время, тянуть больше нельзя. — Но я не смогу пройти одна через всю степь… — Тебе и не придется идти одной. Я собиралась отправить тебя с гармцами, так и будет. — Но Шуграт никогда на это не согласится. — Если ты собираешься ждать его согласия, то он прав, желая выдать тебя замуж, — холодно сказала мама. — Жизнь такова, что либо ты решаешь сама, либо за тебя решают другие.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.