Грани судьбы

Люгер Макс Отто

Пролог. Над Домской площадью гремела музыка: на временной эстраде напротив собора выступала какая-то очередная поп-группа, которых к конце двадцатого века на постсоветском пространстве развелось великое множество. Официантка поставила на столик высокие бокалы с пивом. — Мне, пожалуйста, ещё чашку кофе, — попросил Мирон у официантки. Девушка кивнула и перевела взгляд на Вильфанда. Не дождавшись заказа, удалилась. — По-русски… — задумчиво произнёс Натан, когда официантка отошла от их столика. — Что? — переспросил Нижниченко. — Ты говорил с официанткой по-русски. — А я латышского совершенно не знаю, — признался Мирон. — Откуда? Второй раз в жизни в Риге и снова на два дня. С удовольствием бы побыл подольше, но всё время не складывается. — И они поют на русском, — собеседник кивнул на музыкантов. — Как хотят, так и поют, — пожал плечами Нижниченко. — Кстати, и мы с тобой говорим на русском. Могли бы на английском, только я знаю похуже, чем ты — русский. — Да, запомненное в детстве остаётся в памяти на всю жизнь, — согласно кивнул головою собеседник. Старший инспектор Интерпола Натан Вильфанд родился и прожил первые четырнадцать лет своей жизни в Москве. Потом его семья получила разрешение на выезд из СССР на постоянное место жительства в Израиль, но до земли обетованной так и не доехала: кто-то из дальних родственников помог с получением британского гражданства и из Вены Вильфанды перебрались в Манчестер.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.