Как день вчерашний

Шипошина Татьяна Владимировна

Привлекается публика соответствующая, из тёток пред- и послепенсионного возраста, которым некуда деть свободное время, которые тянут за собой своих чахлых, бледных внуков, часто рождённых с генетическими дефектами. Из каких-то дремучих, душевно заскорузлых мужиков, на которых смотреть нельзя без слёз (или без мата). Да ещё невзрачные девицы, отчаявшиеся найти мужа... Грустная картина. Я не говорю о батюшках — толстых и самодовольных, аж лоснящихся от собственной значимости. Тьфу! Чего это я о них? Ах да. Рядом приземлились две клуши. Поскольку народу в кафе немного, я волей-неволей услышал часть их разговора. — Слава Богу, — сказала одна. — Я так рада за Дарью. — Да, — ответила другая. — Я ведь... Знаешь, я тоже хотела в монастырь. И сейчас хочу. Да нельзя мне. Мама больная на руках. Ногу сломала, теперь лежит. Да и разум у неё того... ослабел. Дети ещё на ноги не поставлены. А так хочется. «Конечно! О чём ещё могут говорить церковные клуши! Только о том, как стать ещё ограниченнее и темнее!» — Да... хочется одиночества, — продолжала первая. — Хочется — ближе к Богу быть. А то всё в суете да в суете. Ни подумать, ни помолиться.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.