…И хрюкотали зелюки, как мумзики в мове…

Безродный Иван Витальевич

Июльское утро было пасмурным и душным. Ветер маленькими смерчами поднимал пыль и гнал ее куда-то по дороге, собирая попутно бумажки, травинки и сорванные им листья. Будет дождь, определил Престон, и тут же, как назло, начало накрапывать. Снаружи оказалась та же зеркальная белиберда. Их домик стоял на довольно оживленной улочке и теперь… Теперь машины ездили как в Англии — по левой стороне дороги, и здания, на сколько хватал глаз, располагались шиворот-навыворот. Прохожие ходили по левой стороне тротуара, надписи на магазинах были зеркальные. Арчи попытался проснуться, но его ждало разочарование. Он прошел в гараж и мрачно залез в машину — на то место, которое раньше было пассажирским. Вставил ключ в зажигание, включил радио. Дженис Джоплин проникновенно исполняла свою знаменитую композицию «Поверь мне». Поверить? Кому? Во что? Холодная, словно только что из космоса, острая, как клинок, и страшная, как Сатана, мысль пронзила его мозг. А что, если это не сон?! Что, если все так и было, как рассказала ему Роза? Но ведь этого не может быть!  Потому что этого не может быть никогда! Невидящими глазами он тупо смотрел куда-то вперед. Задрожали колени. Ладони стали мокрыми, а лоб покрыла испарина. Закололо в боку. Он безвольно опустил руки, заглушил машину, вылез из нее и пошел на автобусную остановку. Пока доедет на этом «Рено», он сто раз нарушит их зеркальные правила дорожного движения, если вообще быстро сориентируется, куда ехать. Медленно соображающих водителей в Детройте не любили. А так безопаснее. И плевать на Бигза — зеркальный он или нет.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.