Двенадцать часов, которые потрясли Клеткинштат

Белояр Ирина

Цепрянец от изумления даже рассердиться забыл. — Вы что, сударыня, за маразматика меня держите? Это мой носитель — сложный? Знаете, сколько генмодификаций у меня было? И ни одной — повторяю: ни-од-ной с серьезными побочными эффектами! — Ну как же — ни одной, — криво усмехнулась женщина. — Хотя бы ваша нынешняя модификация. Эпилепсия, больные ноги… — Это я слышу от доктора генетики?  Вы не понимаете разницу между побочным эффектом и коррелирующим признаком?! — Последние исследования в нашей области позволяют предположить, что явления, ранее определявшиеся, как коррелирующие признаки, на самом деле могут являться еще не изученными побочными эффектами неудачной генмодификации, — оттарабанила красавица и неумолимо вздернула точеный подбородок. Президент усилием воли загнал поглубже просившийся на волю текст, посчитал в уме до десяти и ровным голосом произнес: — Хорошо. Я поставлю вопрос иначе. Сколько вы хотите за то, чтобы предоставить в мое распоряжение генматериал, может быть, не совсем , но наиболее  подходящий? — Это — проверка, господин президент?! — очень натурально возмутилась Диана, и со слезами в голосе добавила:
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.