Шрамы на ладонях

Шипошина Татьяна Владимировна

Ео как будто играла в игру. А игра такая: Ео проверяла, хватит ли у педагогов и родителей терпения, чтобы вынести все её проделки? Или: до каких пор можно нарушать Правила, чтоб дело завершалось замечаниями и смешными нотациями? Играла Ео, играла. И заигралась. За пару лет до окончания первого этапа обучения девочка забалансировала на грани "отстранения" от школы. - Мы ставим вопрос об "отстранении" и запрете дальнейшего обучения вашего ребёнка. "За пограничное поведение", - однажды объявил родителям старший преподаватель. - Её выходки плохо действуют на других учеников. Она становится опасной не только для себя, но и для окружающих. Это являлось серьёзным предупреждением! Проще говоря, это был конец. - Я умываю руки! - провозгласил отец. И тут же хватался за голову: - Неужели придётся писать отказ? - Сама виновата! - не смотрела на Ео мать. - Попробуй ещё скажи, что мы тебя не предупреждали! Смотри, мы можем заявить отказ! Родители имели право так сказать. Закон предписывал им растить ребёнка. Но если ребёнок совсем уж выходил из подчинения и совершал грубые проступки, родители имели право заявить Совету, что отказываются растить его и нести за него ответственность.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.