Венец безбрачия

Кузнецова Дарья Андреевна

Черновик Пролог — С ума сойти, я родила живого эльфа, — это были мои первые слова, когда мне, уже более вменяемой, чем сразу после родов, принесли ребёнка для первого кормления. Молоденькая сестричка, наблюдавшая за нашим воссоединением, тихонько хихикнула, оценив шутку. — Она совершенно здоровая, — успокоила ещё не успевшую испугаться меня бабушка, сидевшая на стуле рядом с кроватью. — Форма ушных раковин действительно необычная, но в этом нет ничего криминального. Она, как и глаза, скорее всего, с возрастом поменяется; хотя разрез действительно необычный, — в доступной моему пониманию форме изложила эта строгая женщина. — Да даже если не поменяется, — философски заключила я, критически оценивая плод своих долгих мучений. — По мне, так она настоящая красавица, — и я расплылась в умилённой улыбке. Подозреваю, с критичностью получилось не очень; крошечный красный сморщенный комочек, если подумать, красивостью не отличался. Но кто бы на моём месте задумывался? Родов я, в отличие от большинства молодых мамаш, не боялась. Ну, честное слово, стыдно бояться, когда светило медицины, главный врач нашей второй гинекологической и по совместительству родная бабушка поднимает на смех каждую паническую глупость, вычитанную в интернете или услышанную в очереди в поликлинике! Быстро устав чувствовать себя истеричной дурой, я перестала читать отзывы и слушать товарок по счастью (или несчастью, тут у кого как). Слушала бабушку, ела творог, фрукты и витамины, и морально готовилась.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.