27 приключений Хорта Джойс

Каменский Василий Васильевич

Отпуск кончился — Хорт Джойс вернулся на службу и осиротевшими впадинами глаз впился в казенные, холодные цифры. И сквозь ледяной туман бухгалтерии, сквозь бесконечную мглу тусклых дней, без просветов и радостей, он видел только большие сизо-черные глаза Чукки, — два навозных жука, два зорких смысла, две угасшие надежды, две упавшие звезды. Каждый раз, уходя после занятий, Хорт выбирал какую-нибудь новую дорогу по окраинам города и до ночи, до огней, искал свою дочь, шепча запекшимися губами: — Где моя Чукка? Где ты? Чукка, дочка моя, где ты? Но Чукки не было нигде. Безответная пустота давила грудь. Сгорбленный, сжатый, стиснутый, он медленно возвращался домой. Через месяц Хорту сообщили, что в 10 верстах от города, в лесу найден труп. Хорт бросился туда, ему указали разложившийся труп, и не мог он понять, Чукка это или нет. Через полгода Хорт запил. Пил он тихо, упорно, настойчиво, будто делал глубоко задуманное дело, пил медленно, неизменно один, пил молча. И по-прежнему исправно ходил на службу. Прожитые тяжкие годы, как змеи, таились в черных расщелинах прошлого. Годы и гады.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.