Дмитроглифы

Берлевог

— Гоу! Гоу! — бомж схватил его за рюкзак и впечатал лицом в стену. Голову обволокло мягкое, нежное, искристое, как желе из шампанского. Дима задержал дыхание и навалился на камень грудью, вдавливаясь всё глубже и глубже. Втиснулся бёдрами, без колебаний шагнул вперёд и оказался внутри скалы. Вокруг вспыхивали молнии, проплывали сгустки, похожие на светящихся медуз, и Дима колыхался в этой кисельной субстанции не без странного чувственного удовольствия. Когда тебя сжимает со всех сторон что-то упругое и шелковистое — это восхитительно. Только дышать нечем. Начав задыхаться, он рванулся и выпал с обратной стороны камня. — Эй, мужик, прикольная штука твой Гростайн! Но мужика не было. *** Дима сидел на белом песочке, а перед ним плескалось море. Солнце припекало совсем по-южному, пахло водорослями, рыбой и почему-то навозом. Жужжали комары. — Эй, ты где?! — крикнул Дима, оглядываясь. Вроде тот же залив, те же скалы, но нет ни музейных корпусов, ни туристических пароходиков, ни кайтеров со змеями, лишь знакомый Гростайн поблёскивает за спиной. Неужели параллельные миры существуют? — Гыр-гыр-гыр, — донеслось с востока, где нагромождение валунов скрывало береговую линию.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.