Антология Непознанного. Неведомое, необъяснимое, невероятное. Книга 2

Непомнящий Николай Николаевич

История — историей, наука — наукой, предположения — предположениями, а житейские будни остаются буднями. Наш земляк в десятом поколении обращался к жене только по-русски, будучи не в состоянии вспомнить ни единого немецкого слова, и недоумевал, раздражался, видя, что она не улавливает ничего из им произнесённого. Единственную радость любящей супруге продолжало доставлять общение с мужем лишь в сфере, где можно обойтись без проблем языкознания… В остальном же поневоле пришлось прибегнуть к помощи переводчиков, что в Германии стоит очень недёшево. К счастью, среди соседей объявилась скромная семья немцев, переселившихся из Узбекистана. Русско-узбекско-немецкий паренёк взял на себя эти обязанности, совсем нелёгкие, поскольку Томас к тому же утверждал, что говорит на чистом немецком языке и никак не возьмёт в толк, почему его вдруг перестали понимать жена и окружающие. «Он замкнулся в себе, — рассказывает Кирстен, — никуда не хотел выходить из дома, хотя прежде мы регулярно по пятницам до глубокой ночи веселились в дискотеке. Я пошла на курсы русского языка, люблю Томаса и не хочу его потерять». А сантехник пошёл в клинику. Слово за словом бригада врачей во...
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.