Империя. Цинхай

AlmaZa

- Который? Я слышал, их у него целых восемь штук, - перенял его манеру не шевелить губами товарищ. – И я даже познакомился с четвертым, скользким и медоточивым типом, не вызвавшим никакого доверия. - К Дами будет приставлен восьмой, самый младший. Я лично знаю только одного – третьего. Николас когда-то тоже был наёмником, пока братство не узнало, чей он сын. Его изгнали пять лет назад, потому что слишком очевидно было, что он не молчит, а таскает доносы своему невидимому отцу. А вон и он сам, - глазами указал Сандо на молодого мужчину за тридцать, с ровными чертами широкоскулого лица, на котором будто застыло выражение коварства и ухмылки настоящего бойца. Красивый нос с горбинкой и брови вразлет делали Николаса Тсе интересным не только, как первоклассный воин, но и для женщин, часто поглядывающих на него. – Он был лучшим, пока был одним из наёмников. Я смог занять первое место, только когда его не стало в братстве. Даже любопытно, так ли он хорош до сих пор? Как бы то ни было, он безумно опасен. - Не нравится мне всё это… Я слышал, будто все дети Великого Китайца воюют за первенство? - Я тоже об этом слышал, но как обстоит дело в действительности – нам предстоит узнать. Или не предстоит. В конце концов, мы в Цинхае, а не Синьцзяне, и после свадьбы здесь останется только восьмой сын.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.