Рождественское перемирие

Райз Тиффани

Нора подавила слезы. Кингсли поднял ее лодыжку и нежно поцеловал стопу. - Ты прав, - согласилась девушка. - Нам стоит потрахаться. Сейчас. Но я буду сверху. Лежи тут и оставайся твердым. - Заметано, - ответил он. - Я скажу тебе, когда размякну и стану жалким. - Ты француз. И остаешься сексуальным, даже когда жалок, - заметила она, произнося «жалкий» с преувеличенным французским акцентом, как его и стоило произнести. - Жалкие немцы и близко не так привлекательны. Она вытерла еще одну слезу. Когда Нора стала такой плаксой? Весь вчерашний и сегодняшний день, украшая дом, она слушала на повторе песню Joni Mitchell “River”. Рождественский гимн женщин с разбитым сердцем. - Знаешь, это нечестно, - сказала Нора, а Кинг продолжал целовать ее стопу и лодыжку. Его темные вьющиеся волосы ниспадали на глаза, и он остановил свое поклонение, чтобы заправить своенравную прядь за ухо. - Ни один мужчина не должен быть таким же сексуальным, как ты, таким же хорошим в постели и умным. Я не должна быть грустной и влажной. Это странное сочетание, вот что я хочу сказать. - Теперь ты знаешь, каково быть французом, - ответил он. - Могу отлизать тебе, пока ты плачешь. Я не против. Не в первый раз.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.