Решетка

Алферова Марианна Владимировна

Открыватель слегка подтолкнул Говера к решетке. Тот поспешно вскарабкался и лег, послушно раскинув руки. Открыватель, пыхтя, накинул на кисти рук и щиколотки ременные петли. Затем отошел к шкапу и принялся крутить какие-то ручки. Говер закрыл глаза. «Надо сосредоточиться, — приказал он сам себе. — Чтобы все капли страдания, все толчки боли не пропали даром, чтобы все ушло в мозг, и мозг ожил. Чтобы…» Боль была пронзительной и острой. Тело подбросило вверх и выгнуло дугой. Говер услышал дикий и как будто далекий крик — и не сразу понял, что кричит он. — Медленнее, ты что! Новый удар боли. Комната медленно повернулась вокруг оси, окно повисло под углом, и стало расплываться. — Мучитель, — прохрипел Говер. — Заткнись, — отозвался открыватель. — Будешь верещать, еще хуже сделаю. Он сел у окна, достал стакан и тарелку, прикрытую тряпицей. Принялся есть. — Мозг, включайся, мозг, включайся, — шептал Говер. Боль не утихала, она волнами пронизывала тело, не давая роздыха. Боль проникала в мозг, и мозг уже ни о чем не мог думать, только о боли. Казалось, это длилось вечность.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.