Кодекс бесчестия

Левашов Виктор Владимирович

- А как ты отличаешь? - поинтересовался Артист. - Он молчит! - Многие молчат. Есть люди разговорчивые, а есть неразговорчивые. - Он не дышит! - Давно? - Минуты три. - Это серьезней. Но я не стал бы делать из этого далеко идущие выводы. - Минуты три он не дышит при мне! - Может, еще задышит? - Жопа! - разозлился Муха. - У него пульса нет! - Совсем нет? - Совсем! - Другое дело. С этого надо было и начинать. Значит, и в самом деле труп, - согласился Артист. - Так что тебе непонятно? - Как он его сделал? Нигде ничего. - Так не бывает. Поверти. - Вертел. - И что? - Ничего! - Может, инсульт? - предположил Артист. - Какой инсульт? При инсульте кровь приливает к лицу. А этот бледный, как поганка! - Инфаркт? - С чего? - Не знаю. Тебе видней. Может, от испуга? Я не выдержал и три раза щелкнул ногтем по микрофону рации. - Намек понял, - сказал Артист. - Уж и поговорить нельзя. - До связи, - бросил Муха и отключился. Снова потянулось время. Наши подопечные начали проявлять беспокойство. Бычок что-то побубнил в рацию. Послушал. Снова побубнил. Свистнул ковбою. Тот высунулся из орешника, жестом спросил: в чем дело? Бычок пожал плечами. Ковбой жестом приказал: ждем.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.