Капка

Рыжаков Варлаам Степанович

А на другой день в школе мне никак не сиделось на месте. В перемены меня словно вихрем уносило в коридор. Смех из меня так и сыпался. Голова кругом шла. Косички расплетались. От одной косички ленту потеряла. Ну да ладно. У меня другая есть. Что лента? Вся школа любовалась моими новыми сапогами. Из школы я не сразу домой пошла. Я немного погуляла. Дома у нас за столом сидел Колькин отец, дядя Рома. Одет он был в свою промасленную телогрейку, от которой всегда пахло трактором. Тяжелые грязные руки лежали на коленях. "За сапогами пришел". Но дядя Рома только устало взглянул на меня и ничего не сказал. Напротив него, склонив голову, сидел председатель колхоза. Мама грустная стояла у печки и смущенно разглаживала на груди уголок платка. Я тоже почему-то так делаю, когда стесняюсь или стыжусь. Я подошла к маме и прижалась к ней. - Так как же, Иван Кузьмич? - спросил дядя Рома. - Что как же? - вдруг вспылил председатель. - Делать что-то надо. Семьища вишь какая. - Вижу и сам, что надо. Иван Кузьмич повернулся в нашу сторону: - А ты, Агриппина, что молчишь? Зарылась в своем телятнике и возишься, как жук. Тишь и благодать. Пришла бы, сказала. Аль забыла: дитя не плачет, мать не разумеет.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.