Историк

Могилев Леонид Иннокентьевич

— Я уже объяснял. Сундучок. — А что в этом, как вы сказали… —В сундучке мое приданое. Книги, тексты, руко­писи. —Что такое приданое? —Извините,— вмешался тогда чин,— он нас сей­час заморочит. Таких словечек у историков масса. Это их право. —Это мое право,— подтвердил историк. —Прошу еще раз Советника не забывать о том, что историку запрещено пользоваться бортовым син­тезатором. У него не должно быть клише-бирки. «Выпью вина — грустью душа полна. Почему все печаль одна. Редкий бамбук шумит, шелестит. Западный ветер свистит. Конечно, я обвел их вокруг пальца. Я потребовал у командира синтезировать для меня сахар. Чтобы понять, что к чему в эволюции этих народов, я должен потреблять очень много сахара. А то, что нам дают в пищеблоке, только вредит моей уникальной голове со всеми специальными извилинами. Так объяснил я командиру, а чин из Совета, наш комиссар, разре­шил!!! Потом я долго маялся с закваской. Испробовал совершенно все, что можно было достать на нашем ковч...
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.