У самого Черного моря

Авдеев Михаил Васильевич

Пламя над Перекопом (вместо пролога) Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский. Лев Толстой. – Мишка! Смотри слева! Слева-а-а!.. Крик ударяет в наушники. Стремительно оглядываюсь. Кажется, уже поздно: от «мессера» тянутся ко мне желтые, огненные нити. С сухим треском лопается плексиглас. Дюраль поет и визжит, раздираемый пулями. Штурвал от себя – проваливаюсь вниз. Как раз в ту секунду, когда вижу заслонившую все небо – так он близко – тень самолета с черными крестами на крыльях. Нет, кажется, на этот раз жив. Пробую самолет. Вроде бы слушается. Неизвестно откуда рядом оказывается машина Гриши Филатова. Лицо его растерянно улыбающееся. Ничего, друг, мы еще поживем!.. Черт! «Юнкерсы» снова заходят на цель. Наверное, решили, что с нами покончено. – Гриша! Гриша! Иду в атаку!.. Не знаю, услышал ли он меня или чутье опытного летчика подсказало ему мгновенное решение, только оглянувшись, я увидел, что словно незримая нить привязала ведомого к моему хвосту: при резком броске вверх он не отстал, надежно прикрывает меня.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.