Костештские скалы

Вельтман Александр Фомич

В тысяча восемьсот таком-то году один юный «офицер-ди-императ» [1] сидел в белой, раскрашенной вавилонами снаружи и внутри «касе» селения Каменки; сидел в сонливом, а может быть, и грустном положении, склонив голову на перекрещенные руки на столе. —  Боер дорми! Боярин спит? — спросила хорошенькая, миленькая Ленкуца, дочь хозяйская, входя в комнату с букетом цветов в руках. Юный офицер, которого мы назовем хоть Световым, молчал. —  Яка, флоаре! Посмотри-ка, вот цветы! — сказала Ленкуца нежно. — Эй, кто тут есть! Скоро ли лошади? — вскричал юный «офицер-ди-императ», подняв голову. Взор его был мрачен. — Я давно сказал Афанасьеву, чтоб запрягал, — отвечал, притворив, двери, денщик. Офицер опять склонил голову на руки. — Ты сердишься? — сказала Ленкуца печальным голосом. — А тебе что за дело? — сказал Светов, приподняв голову. Взоры его блеснули, как у победителя. — Как что за дело? — отвечала Ленкуца. — Так ты любишь меня, Ленкуца? — Нет. — Как нет? — Я и хотела бы, да не могу тебя любить… — Отчего, Ленкуца? Скажи, драгуца моя.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.