Король казино

Незнанский Фридрих Евсеевич

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Триады Гонконга

1

Когда Александр Турецкий вошел в кабинет зам – прокурора России Константина Дмитриевича Мерку­лова, его внимание сразу привлек мужчина лет трид­цати двух — тридцати трех, одетый в темно-серый кос­тюм, хорошо сидевший на его ладной фигуре. Мужчина стоял возле полуоткрытого окна, курил, пуская дым на волю, и, видно, не заметил прихода Александра, потому что даже не обернулся.

Вызывали, Константин Дмитриевич?

Ты что? — удивился Меркулов. — С каких это пор мы перешли на «вы»?

При посторонних, Константин...

В этом кабинете посторонних не бывает. Полков­ник внутренней службы Саргачев Валерий Степанович.

Ма-ать моя мамочка, я большевик... — протянул Турецкий. — Валера! Сколько лет, сколько зим!

Саргачев подошел, протянул было руку для пожатия, но Турецкий, широко улыбнувшись, раскрыл объятия.

Забурел, Валера, забуре-ел... А силенки, пожа­луй, еще прибавилось. По спине-то валуны перекаты­ваются! Так сколько мы с тобой не виделись?

Семь лет и три месяца.

Как всегда, математически точен.

Друзья-товарищи, значитца? — усмехнулся Мер­кулов. — Добро-о.

В Свердловском районе бегали.

И что выбегали?

Были дела.

Делишки. Районного масштаба, — уточнил Сар­гачев.

Турецкий остро глянул на бывшего своего соратни­ка по работе в Свердловском районе, где оба трудились следователями, Турецкий — прокуратуры, а Сарга­чев — милиции, и вдруг почувствовал то ли смуще­ние, то ли сожаление от того, что он, как школяр, как сентиментальный мальчик, кинулся с объятиями к че­ловеку, с которым действительно не встречался семь лет и три месяца.

Тебе сколько брякнуло, Валера?

Мы же одногодки, Александр Борисович! И сно­ва кольнуло Турецкого хоть и шутливое, но обраще­ние на «вы». Да, перед ним сидел не молоденький лейтенантик, выпускник юридического факультета МГУ, а человек, умудренный жизнью, полковник внут­ренней службы. Чем он занимается? Какие дела ве­дет? Почему он, Турецкий, не знает?

На Огарева сидишь?

Работаю. Сидят в Матросской Тишине, — улыб­нулся Саргачев.

Спасибо. Просветил, — тоже улыбнулся Александр.

От делишек районного масштаба перейдем к де­лам масштаба международного, — вступил в разговор Меркулов. — Надеюсь, Саша, тебе известен Кузьмин­ский, вождь либерал-социалистической партии?

Кто ж его не знает? Шумит много.

Дошумелся. Прошлой ночью в публичном доме Гонконга он был заколот кинжалом.

Надеюсь, не в спину? — помолчав, спросил Ту­рецкий.

Смотришь в корень. Именно в спину. Как выра­жаются иностранцы, во время занятия любовью с мо­лодой проституткой.

Не хочешь ли ты меня отправить в Гонконг за трупом?

На то есть спецслужба. Привезут и похоронят. Если не на Новодевичьем, то уж на Ваганьковском — точно. И народишко соберется. Дураки не перевелись.

Дело и впрямь международного масштаба, — за­думчиво произнес Турецкий. — Что он забыл в Гон­конге?

И опять смотришь в корень. Этот вопрос ты и должен разрешить. В общих чертах обстановочку я тебе обрисую, а конкретно, в деталях, картину представит полковник Саргачев. Он, между прочим, специалист по Гонконгу.

Наркотики? — Турецкий обернулся к Валерию.

Сейчас — да. Но назревают события и покруче. Поговорим.

Гонконг Гонконгом, но меня больше интересует Россия, — продолжил Меркулов. — Афганская мариху­ана, азербайджанский метадон, украинская маковая со­ломка, среднеазиатский опиум, анаша и различные ва­рианты «синтетики» несколько поднадоели нашим нар­команам. Подавай им героин! Как чистокровным американцам! И появился. Правда, не ослепительно бе­лый, как в Америке, погрязнее, шестидесятипроцент­ный, с коричневатым оттенком, но героин! Был он в стране, разумеется, и раньше, но в количествах мизер­ных, особой опасности не представлял. Теперь ситуация иная. Я не скажу, что он хлынул потоком, нет, до этого не дошло. Но когда дойдет, будет уже поздно. По на­шим данным, перевалочным центром героина стал Во­ронеж. И не потому, что в этом городе вдруг ни с того ни с сего появились люди, «севшие на иглу», не потому, что там живут мультимиллионеры, ибо грамм чистого героина стоит порядка ста пятидесяти долларов, а пото­му, что именно Воронеж в стратегическом отношении, по мысли заинтересованных лиц, в плане распростране­ния отравы по всей стране, явился местом наиболее под­ходящим. В самом деле, через город проходит трасса Москва — Ростов, сеть дорог, соединяющая Воронеж с другими областными центрами, рядом ридна матка Ук­раина, железнодорожный узел. Я уж не говорю о про­селках, тропах, тропинках, ну и так далее... Гуляй, Ваня!

Ваня? — насторожился Саргачев.

Присказка такая.

Не Ваня ли Иванов, по кличке Бурят?

Все может быть, — уклончиво ответил Мерку­лов. — Заканчиваю. В связи с убийством Кузьминско­го создана оперативная группа из сотрудников след­ственного управления Генеральной прокуратуры, раз­личных управлений МВД, ФСБ, РУОП МВД России. С высшими должностными лицами этот вопрос согла­сован. Руководителем группы назначен старший сле­дователь по особо важным делам старший советник юс­тиции Александр Борисович Турецкий. — Меркулов посмотрел на Турецкого, остановил взгляд на Саргачеве: — Вам все ясно?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.