Первые. Наброски к портретам (о первых секретарях Краснодарского крайкома ВКП(б), КПСС на Кубани)

Салошенко Виктор Николаевич

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

Хрущев, обладавший редким природным умом, в одно мгновение превратил бытовой вопрос в государственный.

«Кубанцы научились выращивать зерновые культуры и дают стране 100 миллионов пудов хлеба в год, — сказал он, глядя на Полянского. — Это хорошо, но нам нужен сейчас от кубанцев не только хлеб, но и сахар. Дайте нам лучше 100 миллионов пудов сахара».

Свое внимание обратил Полянский и на выращивание и производство риса. В то время перед Кубанью была поставлена задача в ближайшие годы довести посевы риса до 125 тысяч гектаров, а производство зерна — до 30 миллионов пудов. Этого количества, по мнению специалистов, вполне хватило бы для снабжения населения страны и, следовательно, могла бы отпасть потребность ввоза риса из-за границы.

Уже в те годы, прозорливо заглядывая в отдаленную перспективу, Полянский отчетливо представлял, насколько сложным окажется освоение 125 тысяч гектаров плавневых и заболоченных земель, — ведь предстояло, по существу, построить новую рисовую систему: мощные водохранилища, сеть магистральных и оросительных каналов, сосредоточить большое количество техники и рабочей силы.

«Будет сооружено огромное Краснодарское водохранилище площадью почти в 37 тысяч гектаров, — мечтал Полянский. — Его емкость — 2 миллиарда 400 миллионов кубометров воды. Это водохранилище будет названо Кубанским морем».

В конце сентября 1958 года Полянский, оставив Кубань, — в это время он уже работал Председателем Совета Министров РСФСР, — издал книгу, в название которой было вынесено излюбленное хрущевское изречение о крае как «жемчужине России».

Несколько раз я её с удовольствием перечитывал, отыскивая в округлых, «партийных» фразах живую мысль Полянского, его видение путей развития Кубани. Понимая, что Полянский при всем своем желании многое попросту не успел сделать в крае (что сделаешь за год в такой махине?!), я все-таки находил оригинальные и, без преувеличения, глобальные мысли недавнего первого секретаря крайкома партии.

Было интересно видеть, как, например, Полянский представлял себе перспективы развития промышленности на Кубани, скажем, на ближайшие 10–15 лет. Во главу угла Полянский поставил вопрос об обеспечении промышленного комплекса края топливом, что впоследствии оказалось совершенно оправданным. Уже в ближайшие годы он выдвигал задачу газифицировать всю промышленность края, все города и ста ницы. Это позволило бы, по его мнению, отказаться от ежегодно потребляемых 5 миллионов тонн угля, 2 миллионов тонн мазута, сберечь многие сотни тысяч кубометров дров. От перевозок топлива высвободится свыше 300 тысяч вагонов и цистерн. Переход на газовое топливо позволит сэкономить в год более 500 миллионов рублей.

Отсюда на первый план, как наиболее перспективная, выступает газовая промышленность. Можно смело назвать научным предвидением крылатые слова Полянского: «Менее чем за десятилетие она — газовая промышленность — совершит невиданный взлет, станет ведущей отраслью».

В бытность Полянского велись и огромные строительные работы: сооружались и реконструировались 45 предприятий различного характера. Среди них особое место занимали сахарные и консервные заводы, мясокомбинаты, заводы сгущенного молока, развернулось сооружение Новокубанского коньячного завода.

7

Для Полянского 1957 год, как для всей страны, был особенный — праздновалось 40–летие Великой Октябрьской революции, и в один из августовских дней по согласованию с первым секретарем крайкома партии для духовенства Кубани была организована лекция на тему Октября.

По окончании мероприятия, как доложили Полянскому, духовенство пропело многолетие государству, его правителям и воинству. Затем был дан концерт, во втором отделении которого выступил ансамбль кубанских казаков.

Впервые за долгие годы священству Кубани было дано почувствовать, что служители церкви являются полноправными гражданами своей страны. Здесь Полянский предстал как дальновидный и прогрессивный политик. Именно он поддержал инициативу руководителей партийных и советских органов краевого центра о том, чтобы в канун 40–летия Октября на кургане у Северного сквера (впоследствии здесь будет построен кинотеатр «Аврора» — автор) состоялась закладка памятника героям гражданской войны, участникам борьбы за установление советской власти на Кубани. На митинге выступили старые революционеры: член партии с 1903 г. П. И.Вишнякова и первый военный комиссар Краснодара Ф. Я. Волик. На кургане — мраморная доска с надписью: «Здесь будет установлен памятник героям, павшим в борьбе за установление Советской власти на Кубани»…

Вообще 40–летие Октябрьской революции Краснодар отмечал традиционной праздничной демонстрацией. Их было много за прошедшие годы. Официоз переплетался в них с чертами народного праздника, а атрибутика прекрасно иллюстрировала историю города: как менялся он и как менялось время.

В ноябре 1957–го фасады зданий на Красной улице были оформлены портретами К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И.Ленина, а также Н. С. Хрущева, К. Е.Ворошилова, Н. А.Булганина и других руководителей партии и правительства. Повсюду красные флаги, алые полотнища лозунгов. Среди них «Миру — мир!», «Слава КПСС!» и свой, местный, особо любимый Полянским призыв: «Обгоним Айову!»

Масса цветов, неумолкающие оркестры (особенно часто звучал «Марш энтузиастов») поддерживали атмосферу праздника, который в официальной трактовке представлялся как «яркая демонстрация любви и преданности трудящихся коммунистической партии и родному Советскому правительству», но фактически был шире своих идеологических рамок.

8

И все-таки, не был ли Дмитрий Степанович, судя по его заражающей других увлеченности хозяйственными делами, только директором (пусть даже генеральным) большого экономического региона? Ответ на этот вопрос дала сама жизнь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.