Любовь монстра

Дэвидсон Мэри Дженис

Пролог Из дневника Ричарда Уилла. Бикон-Хилл, 10, Бостон, штат Массачусетс. Обращение в вампира — лучшее, что когда-либо со мной случалось. Самое, самое лучшее. И поэтому я не понимаю все те книги, в которых вампиры — капризные товарищи, горько кающиеся в том дне, когда их укусили, и преклоняющиеся некоему неграмотному европейцу, посаженному на кол. Жалею ли я о том дне? Да не сожги следующей ночью толпа моего убийцу, я бы поцеловал ему ноги. Я даже поцеловал бы его в зад! В конце концов, что меня ожидало? Унаследовать ферму после смерти отца? Нет уж, спасибо. Сельское хозяйство — каторжный труд с мизерной наградой и еще меньшим почтением. Я едва мог находиться в одной комнате с отцом, но еще меньше — до конца дней на него пахать. («Удар левой — удар правой» — любимый девиз моего родителя.) Солгать о своем возрасте и присоединиться к армии, чтобы позднее лишиться головы? (И спустя шестьдесят лет мы можем уже игнорировать Холокост и притворяться, что немцы — хорошие парни?) Да в прежние времена, если не воевали, то вы — трус. Естественно, после двух войн молодые люди стали предпочитать перебраться в Канаду, лишь бы избежать исполнения воинских обязанностей в своей стране. Если они, отвоевав, выживали, то на вознаграждение им было наплевать с высокой колокольни. Все это подтверждает то, что ничто не меняется быстрее, чем мнение американца.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.