Я всё решу сама!

Валентайн Рут

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

— Эй, Билли, когда ты поднимался на холм, не заметил никаких деревянных шестов с оранжевыми пластиковыми ленточками?

— Топографические знаки, что ли? — спросил Билли.

— Черт его знает, что это. Сегодня утром Леди притащила в пасти такую палку. Я было решил, что она бегала на стройплощадку, но вряд ли — слишком далеко.

Билли, складывавший оставшееся пиво в бумажный мешок, остановился, задумался и не торопясь выдал итог своих размышлений:

— Должно быть, они что-то делают поблизости. Это уж точно, что Леди не дотащила бы кол сюда от самой стройки.

— Может, прочешем верхнюю дорогу, а к ручью спустимся потом? — предложил Мартин.

— Ну что ж… Не похоже, чтобы рыба выстроилась вдоль берега, ожидая моего крючка, — засмеялся Билли. — А, кроме того, кто знает, вдруг в тамошних кустиках мы столкнемся с твоей таинственной леди?

— Уже не таинственная, — сухо сообщил Мартин. — Ее зовут Кэти-Линн Адамс, и она риэлтор, представитель «Браун девелопментс» на строительстве стадиона.

Выйдя из избушки, Билли прикрыл глаза от солнца.

— Значит, она имеет право быть в долине Маккейба.

Мартин захлопнул за собой дверь, велел Леди прыгнуть в джип и обернулся к Билли.

— Это точно, право-то у нее есть, но хотелось бы знать, какого черта она сюда приезжала.

Конечно, право такое у Кэти-Линн было. Проверив список агентов по торговле недвижимостью, он обнаружил, что эта женщина имеет допуск второй степени на любую строительную площадку. Единственное место, куда ей не разрешалось входить, были склады со взрывчаткой. Подумаешь, ему тоже не разрешалось туда входить, да кому они нужны, эти склады, кроме бригадира взрывников?

Мартину живо представился темный ангар и Кэти-Линн, загнанная в угол мрачным бригадиром, который беззастенчиво разглядывает ее прелести. И ведь не убережешь красавицу от мужских притязаний. Не может же он каждый раз защищать ее от неприятностей. А судя по сцене, разыгравшейся в кабинете сегодня утром, и неприятности, и люди, доставляющие их, слетаются к ней, как мухи на мед.

Мартин то и дело объезжал ямы и ухабы, что его, впрочем, совершенно не раздражало. Никто из аборигенов не жаловался на ужасные дороги, видя именно в них свидетельство нетронутости здешних мест. Бездорожье спасало от туристов с их портативными шашлычницами и морозильниками.

Нарушив молчание, Билли задумчиво произнес:

— Каждый раз, когда я пацаном приезжал сюда с подходящей девушкой, у нее были неподходящие дни, так сказать…

Преодолевая последние метры, остававшиеся до вершины холма, Мартин подумал, каково было бы встретить здесь рассвет с подходящей девушкой. Такой, которая уютно свернулась бы в старом, заплатанном спальном мешке, лежащем под звездным небом. Понравилось бы Кэти-Линн, если бы ее разбудили поцелуем на рассвете, приглаживая мозолистыми руками ее растрепавшиеся кудри? Едва ли… Такой подавай что-нибудь более цивилизованное, вроде вечеринки в шикарном доме. Скажем, в доме какого-нибудь богатого клиента, где официанты разносят коктейли и изысканные вина. Судя по ее дорогой машине и элегантному костюму, зад Кэти-Линн никогда не сиживал на чем-нибудь более зеленом, чем кукольная лужайка в городском предместье…

— Останови джип! — крикнул Билли. — Слева от тропы я заметил что-то оранжевое!

Мартин выключил зажигание. Едва они выпрыгнули наружу, как Леди уткнулась носом в землю и повела их прямиком к колу, точь-в-точь такому, с которым недавно играла.

— Видно, кто-то только что вкопал его в землю, — сделал вывод Мартин. — Леди дает понять, что запах совсем свежий.

Овчарка дважды обошла вокруг кола и припустилась в лес, идя по следу, который смогла взять только она.

— Посмотрим, кого ты нашла! — крикнул Мартин и помчался за ней.

— Никто не предупреждал, что нам предстоит бежать кросс, — пожаловался Билли, топча подлесок ковбойскими ботинками. Когда он наконец догнал Мартина и Леди, то вынужден был опуститься на пень и отдышаться. — Вы чего здесь остановились? — спросил Билли, хватая ртом воздух.

Мартин, стоявший на коленях, казалось, даже не заметил появления Билли.

— Эй, Бэрк, почему остановка?

— Леди остановилась, — лаконично бросил Мартин. Затем он наклонился, выдернул кол из рыхлой земли и стал ошеломленно разглядывать его.

— Что ты нашел? — спросил Билли.

Не поднимая глаз, Мартин ответил:

— Этот кол оставили здесь вовсе не топографы, как мы думали. Деревяшка отмечает высоту над уровнем моря и поставлена здесь ребятами из «Браун девелопментс».

— И что сие означает? — выдавил Билли.

Сразу и не ответишь. Слишком сложно и пока не поддается объяснению. Изучая все, что касалось строительства стадионов для гольфа, Мартин заставил себя прочитать кучу скучных книг по землеустройству и планировке местности. То, что он считал совершенно бесполезным чтивом, теперь могло пригодиться. Мартин принялся анализировать написанные на палке цифры.

— Бэрк, кончай чудить… Что за фокусы?

Мартин вытащил блокнот и стал что-то вычислять, не обращая внимания на вопросы Билли. Он подвел итог, потом пересчитал заново, сам не доверяя своей догадке. Наконец он поднял голову и приготовился к рассказу, которому суждено было много раз прозвучать в ближайшие несколько дней.

— Каждый такой колышек содержит данные, описывающие слой земли и глины, опоясывающий вершину хребта. Долина внизу, уже почти очищенная от деревьев, самой природой отгорожена от остального мира…

Мартин пристально всматривался в лицо Билли, следя за его реакцией. Тот тщетно пытался уловить мысль своего мудрого друга, удивляясь, почему таким суровым тоном тот заговорил.

— Раньше ты считал, что они собираются расчистить только долину Маккейба. Но я не могу понять, какого черта им понадобились еще и холмы, — наконец высказался он.

Подобрав с земли сломанную ветку, Мартин нарисовал на мягкой земле латинскую букву W.

— Ты знаешь, как выглядит вулкан?

— Ага, знаю. Вот так. — Билли ткнул пальцем в вершину нарисованной загогулины.

— Долина представляет собой основание вулкана, а ее прикрывают со всех сторон холмы…

Когда от обветренных щек Билли отхлынула кровь, Мартин понял, что добился своей цели. Он продолжал говорить, стараясь убедить не столько приятеля, сколько себя самого.

— Из поколения в поколение эта глубокая котловина, огражденная цепью холмов, была природным водостоком для всей этой местности.

— Понимаю, — прервал его Билли. — Если они застроят гряду вокруг котловины… Боже мой!

— Это изменит не только водосток! В дальнейшем возникнет угроза засухи, а возможно, и наводнений. Одни посевные площади будут затоплены весенним паводком, другие обречены на засуху. Пересохнут и колодцы фермеров…

Мартин с треском переломил кол о колено и забросил обломки в кусты. Вся работа, которую он проделал, следя за охраной окружающей среды и тем, чтобы строительство не отразилось на жизни фермеров, оказалась бессмысленной. Теперь речь шла не о защите границ их владений. Начиналась битва за существование ферм.

Мартин Бэрк отодвинул занавес и тут же подсчитал, сколько собралось народу. Тридцать рядов по десять человек в каждом плюс те, кто толпится сзади. Самый большой зал в поселке вмещал триста человек. Остальным места не досталось.

Впрочем, сегодня такие мелочи никого не волновали. Был вечер понедельника, но все не задумываясь отменили еженедельную встречу в «Коровьем клубе», а также турнир ветеранов по игре в карты. Стоило Мартину заикнуться о своем открытии, и никто из жителей городка уже не мог думать ни о чем другом. Они пришли спасать себя. Спасать свои фермы, свои ранчо и, самое главное, тот образ жизни, который сложился много лет назад и сохранялся из поколения в поколение.

— Мартин, парни из «Браун девелопментс» ждут внизу в кухне. Они говорят, что готовы, — сказал мэр Бобби Реймонд.

Мартин бросил свою джинсовую куртку на скамейку за кулисами и устремился к лестнице, но Бобби схватил его за руку.

— Перед выступлением они хотят поговорить с тобой с глазу на глаз.

Отвечая пожилому фермеру, Мартин прямо смотрел ему в лицо.

— Бобби, я знаю, что новость скверная. Возможно, они просто хотят знать, многие ли в поселке проведали о случившемся.

Мэр наклонил голову и тихо, но внушительно проговорил:

— Мы все здесь люди тертые. Мы пережили депрессию тридцатых, засуху, которая случилась три года назад, и снижение закупочных цен на скот. Переживем и то, что они скажут, если будем точно знать, что сулит окончание строительства.

— Знаю, Бобби. Затем я и привез их сюда, чтобы они рассказали обо всем этом, — заверил Мартин, гордясь тем, что ему доверили представлять таких достойных мужчин и женщин.

— Люди верят тебе. Иначе я не взялся бы за это дело.

Мэр кивнул ему, сошел со сцены и присоединился к своей семье. Сегодня жители поселка намерены самым решительным образом постоять за себя. Муж за жену, сосед за соседа.

Кэти-Линн набрала код из семи цифр: красные лампочки на световом табло потухли, загорелись зеленые, и дверь открылась. Она вошла и зажгла в коридоре свет. Как странно ощущаешь себя в этом здании вечерами, когда дневное оживление сменяется тишиной и покоем. Поглядев на часы, Кэти убедилась, что пришла не только вовремя, но у нее есть еще пятнадцать минут, чтобы собраться с мыслями перед назначенным Мартином поздним свиданием. Что за срочность? Она снова перечитала сообщение на своем пейджере: «Встретимся в вашем офисе в девять вечера. Дело безотлагательное. Мартин Бэрк».

Раздался громкий стук в дверь.

— Кто там? — громко спросила она.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.