Архангельские новеллы

Шергин Борис Викторович

Парень затужил было по мастере Кононе. Конона кто раз узнал, век почитать будет, однако и за границу попасть охота. Сошили нашему путешественнику тройку хоро'шу шевиотову, рубах накрахмалили, подорожников напекли. Спроводили. Когда в море выбежали, на волю, на ветер, да на простор, радость Саньке припа'ла. Будто новый сделался. Капитан дразнит: — Пора'то весел, Саня! Обратно, ужо, плакать будешь. И в Норве'ге все веселит, он тут сам себе барин. Бри'той да модной сходил с визитом к консулу, дале отправился в город. На уго'ре норвецка керка и там орган играт, было воскресенье. Санька зашел да и перекрестился. И кряду на него некотора прекрасна дама глаза приворотила. Народ сидят, в книжки нос улепили, а эта на парня за'рится. И Санька на ей зглян'ул, и сердце у него остановилось. Така' она, каку' ему надо. У ей все тако', как он жалат. А дума думу побиват: — Я эту особу где-то видал?! Ейно лицо мне знакомо... Народ из керки завыходили. Санька сзади этой барыни ступат. Она оглянулась, говорит: — Думаю, не ру'ской ли вы? — Руской. И вы по говори'-то ру'ска? ...И вдруг его как ударило: — Аниса!! Я вас знаю! Вы Аниса!
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.