Освобождение

Щепетнёв Василий Павлович

1 — Не вздумай якшаться со всякой рванью! — мать сегодня была злой, наверное, опять ждёт письма с материка. — Не буду, — Ерёмка спорить зарёкся давно. Что толку? — И вообще, поосторожнее. Помни, завидуют нам. — Я помню, — он надел чуни, запахнул полы тулупчика. — Сразу домой возвращайся, — крикнула в спину мать. Ерёмка, не оборачиваясь, махнул рукой: вернусь, вернусь я. Куда ж денусь. Идти было легко, ветер улёгся и только изредка шевелил хвостом, отчего снежинки прыскали в стороны, но тут же и успокаивались. Давешняя пурга была гонцом, напоминанием: ждите, ужо скоро… тогда надолго… Но скоро — это ещё не сегодня. От быстрого шага Ерёмка распарился, и холод, домашний, нудный, пробиравший до самого нутра, ушёл. Вернулся в дом, чтобы ночью вновь заполнить собою — всё. Небо чуть посветлело, но Ерёмка всё равно различал белесый кур над шахтой. Виделось хорошо, зорко, и он порадовался тому. Нужно ж хоть чему-нибудь радоваться. Его нагнал Ванятка, потом Борщан, они тоже вглядывались в небо над шахтой, но вслух говорили о пустяках. То есть это, конечно, не пустяки — когда придет транспорт с углём, чего ждать от нового управляющего, будет ли почта — но все эти вещи происходили сами по себе, о них можно говорить или молчать, неважно, ничего не изменится хоть от самых долгих разговоров. Может быть, другое тоже не изменится, но оно касалось каждого по отдельности, и, случись что, каждый и останется — один.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.