Горе старого Кабана

Златовратский Николай Николаевич

* * * …Он не год сидел, не два года. Отпустил свою бородушку До самого шелкова пояса; Он по светлице похаживает, Табаку трубку раскуривает. Он поет песни, как лес шумит: «Уж талан ли, мой талан худой, Или участь моя горькая!..» Народная песня Спустя несколько лет после рассказанной мною истории с Чахрой-барином пришлось мне поселиться в Больших Прорехах надолго: я задумал построить на земле своей племянницы хутор. На все время, пока заготовляли материал для стройки, пока строилась сама изба, я должен был поселиться у кого-либо из прорехинских крестьян. С бывшим моим арендатором дела у меня расстроились (он мне иногда, как будто не нарочно, забывал даже кланяться, а если иногда и кланялся, то снимая нехотя картуз и не кивая головой); знакомые старики мои почти все примерли; умер, как вы знаете, Чахра-барин с «огорчен...
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.